Общество29 января 2015 13:04

Семья омича, погибшего в аварии, отказывается от претензий к сыну высокопоставленного гаишника

Родственники погибшего получили более 1,5 миллионов рублей
Семья омича, погибшего в аварии, отказывается от претензий к сыну высокопоставленного гаишника.    Фото: соцсети, отдел пропаганды УГИБДД по Омской области

Семья омича, погибшего в аварии, отказывается от претензий к сыну высокопоставленного гаишника. Фото: соцсети, отдел пропаганды УГИБДД по Омской области

Резонансная авария возле Ленинградского моста случилась в октябре. По словам свидетелей, 18-летний Виктор Кателкин (сын руководителя ГИБДД Марьяновского района) несся на «тойоте королле» и вылетел на встречную полосу. Машина врезалась в другую иномарку. Водитель «тойоты приус» Максим Потрохов погиб, его беременная жена осталась жива. Эта авария вызвала в городе резонанс. Многие высказывали в Интернете опасения: расследование происшествия может идти необъективно из-за высокого положения отца возможного виновника. Была версия, что из машины Кателкина после аварии пропал видеорегистратор.

«Компенсации мы получили и готовы помириться»

Недавно дело начали рассматривать в Кировском райсуде. Видно, что случившееся - большая трагедия для обеих семей. Виктор постоянно поджимает ноги под стул, нервно стучит пальцами, краснеет, смотрит в пол и, кажется, вот-вот заплачет (ближе к концу слушания он не выдержит и попросится выйти, «чтобы попить»).

- 12 октября мне поступил телефонный звонок, - плача навзрыд, вспоминает сестра погибшего Елена. - Сообщили: брат попал в аварию. Вскоре узнала, что он погиб. Машину эвакуировали… Но мы сейчас претензий не высказываем. Компенсации мы получили и готовы помириться.

Кателкины выплатили Потроховым примерно те суммы, которые и взыскивают в подобных процессах. Мама Максима получила 300 тысяч, вдова - 1 миллион 380 тысяч рублей.

Несмотря на жесты доброй воли со стороны Потроховых гособвинитель настояла, чтобы дело рассматривали в общем порядке с участием свидетелей и приговором.

«Скорость машины была километров на 40 больше, чем в потоке»

- Я двигался со стороны развилки в левом крайнем ряду в направлении Ленинградского моста, - вспоминает свидетель Сергей Шадура. - Потом вижу: автомобиль со встречного направления выехал и врезался в машину передо мной. Свет фар - и все. Авария...

- Какая скорость была у машины, которая со встречки выехала в вашу сторону? - уточняет гособвинитель.

- Километров на 40 больше, чем в потоке, - отмечает Шадура.

Со слов свидетеля, к машине Потроховых подбегал парень (видимо, Кателкин) с окровавленным лицом - пытался разбить стекло и вытащить женщину.

У Кателкина-старшего и подруги его сына, которая была в ту ночь с ним в машине, несколько иная версия происшедшего: Виктора подрезал черный джип - парень не справился с управлением, поэтому и вылетел на встречку.

- Автомобиль принадлежал моей маме, - тяжело вздыхает сотрудник Гос­автоинспекции. - Сын очень сильно переживал. До сих пор переживает. Лично я извинился перед семьей погибшего. И дедушка приносил извинения. Но компенсация выплачена…

Кстати, в уголовном деле есть и официальные письменные заявления потерпевших, которые отказываются от претензий к Кателкиным. Судья решил вызвать на одно из ближайших заседаний мать и жену Максима.

КОММЕНТАРИЙ ЗАЩИТНИКА

«Видеорегистратор никто после ДТП из машины не выдергивал»

Адвокат Вячеслав Перистый:

- Преступление было совершено по неосторожности. Дело можно закрыть в рамках закона. С самого начала он (Кателкин-младший) вину признавал, раскаивался. По сумме компенсаций стороны определились. Было много надуманного. Видеорегистратор никто после ДТП из машины не выдергивал. Из авто он был снят еще в августе… Если дело закончится примирением - судья может прекратить уголовное преследование. Судимости тогда не будет. Но это не- реабилитирующее основание. Данные об уголовном преследовании останутся во всех базах данных.