Премия Рунета-2020
Омск
+1°
Boom metrics
Общество22 июля 2022 4:59

Художник Светлана Захарова:«Скифской росписи не было до начала моего исследования, я собрала ее по кусочкам»

В этом году художник Светлана Захарова закончила магистратуру на факультете искусств ОмГПУ. В течение двух лет она изучала историю Сибири и создала скифскую роспись. В дальнейшем Светлана планирует продолжать свое исследование в аспирантуре. Про истоки любви к декоративно-прикладному искусству, интерес иностранцев к культуре Сибири и создание уникальной росписи с сибирским колоритом – в нашем интервью.

С чего началась Ваша любовь к росписи и декоративно-прикладному искусству в целом?

Моя мама - художник. Она рисовала афиши и кормила этим семью в непростую эпоху девяностых. Кроме этого, вместе с друзьями-художниками мама наносила на деревянные доски и ложки хохломскую роспись. В детстве такое времяпрепровождение мамы было для меня, маленькой девочки, привычным. Я воспринимала его как что-то несовременное и древнее, хотя глаз радовали яркие и красочные картинки. Впоследствии я задумалась, что сохранение традиции очень важно, значимо, что это традиции, которые нужно не потерять. Народная культура - это наше богатство, которое нужно сохранять и внедрять в сегодняшнюю повседневность. Хотя мы все и разные, но о своих корнях и истории стоит помнить всем без исключения.

Как интересно! А к самому процессу расписывания Вас привлекали еще тогда, когда Вы были маленькой?

Да, именно. Я помогала маме с росписью изделий на поток. Как во многих артелях, у нас была копирка. Композицию мама создавала сама, а я переносила ее карандашом на деревянные заготовки. Потом по маминой просьбе рисовала какие-то элементы, а она дорабатывала их оживкой. Не думала я тогда совсем, что это может как-то закрепиться в моей жизни, стать больше чем воспоминанием.

В какой момент Вы осознали, что хотите заниматься этим профессионально?

Будучи еще крохой, понимала, что стану художником, хотя делала в этом направлении только первые шаги. Поступила на худграф и отучилась на учителя изобразительного искусства и методики его преподавания. Старалась участвовать в большом количестве конкурсов и подавать туда преимущественно живописные работы.

Роспись мы затрагивали совсем немного, но загорелась я из-за воспоминаний о бабушкином расписном сундуке. Это был не маленький сундучок, а основательный, больше метра длиной. Мы с сестрами дрались за него как за почетное место. Бабушка хранила в нем красивое ажурное белье, которое доставалось лишь по особым случаям. И эта атмосфера сказочности и уюта навеивала желание познакомиться с яркими узорами на сундуке поближе.

Замечательно! А где же хранилось такое сокровище?

Бабушка в Таре жила одна, дедушки не было. А мы родились в Омске и приезжали к ней на каникулах. Тара всегда воспринималась нами как деревня. Хотя это и город, но он очень уютный, там много частного сектора. И я всегда говорила, что еду к бабушке в деревню и никогда не ассоциировала Тару с городом. Честно говоря, с тех пор ничего не изменилось. Дороги стали лучше, а так сохранились те же дома и архитектура, будто заморожено. Приезжаешь, а там на улицах до сих пор гармошка звучит и люди между собой открыто общаются, а калитки запирают редко. Но именно такая «заморозка» и сберегает традиции народов. Подобные зрелища и ностальгия постепенно напитывали меня изнутри и подстрекали начать исследование.

Когда именно произошел «щелчок» и Вы решили заняться этим вплотную?

Наверное, после участия в международных проектах. У представителей других наций, прибывших туда, был неподдельный интерес к сибирской культуре в сочетании с распространенными стереотипами. Медведи, балалайки и убогость связывались с Сибирью и Россией. Приходилось доказывать, что это вовсе не так.

По возвращении домой поняла, что пора что-то менять. Стала беседовать со своими прежними единомышленниками и позднее нашла новых. Так я познакомилась с Евгенией Амарцевой, этнографом и исполнительницей народных песен. У нас созрел совместный проект «Сказы Сибири»: мы делились с детьми и взрослыми историями о наших обычаях, рассказывали им наши сказки, пели песни и устраивали настоящее сибирское чаепитие.

Во время одного из путешествий в Марокко мы даже показывали фильм про выходцев из Сибири, про графиню Шереметьеву, про сибирскую культуру и про наш проект. Велась его трансляция по телевизору, был большой резонанс. Дальнейшие проекты строились на том, что мы с единомышленниками совместными усилиями погружали наших гостей в традиционный русский и сибирский колорит.

Именно тогда, когда нам было необходимо взять в музее народные костюмы на одно из таких мероприятий, ко мне в руки попали прялки, изготовленные в XIX веке. Их оформление совершенно покорило меня, и я загорелась освоением конкретно северных росписей.

При изучении их истории меня зацепило происхождение орнаментики севера. Связано оно с племенем самоедов, периодически зимовавших на территории нашей области. Интересно, что я обнаружила четкое сходство элементов из орнамента росписи самоедов и росписи, присущей представителям исконно сибирской культуры. Например, так называемый звериный стиль, присущий традиции сибирских скифов, только в упрощенном варианте. И вот эта культура благодаря самоедам стала знаменита на севере нашей страны, переродилась.

А какое определение Вы бы дали исконной сибирской культуре?

Современная сибирская культура – это настоящая смесь, симбиоз, ведь живут у нас в основном переселенцы. Если опираться на историю, то исконных сибиряков нет. Я могу назвать себя сибирячкой потому, что появилась на свет в Сибири, но мои предки прибыли сюда издалека. А исконно сибирская культура, которая действительно зародилась тут и началась отсюда, – это культура скифов.

Пожалуйста, расскажите подробнее об этой народности.

Благодаря трудам омских археологов, я узнала, что первые подтверждения обитания скифов на территории области датируются 2-8 веками до нашей эры, а обнаружены они были лишь в XX веке. В наших сибирских пирамидах, или буграх, находили фигурки зверей из золота и меди, отражающих особенности скифской орнаментики. Позднее выяснилось, что скифы как народность зародились в результате смешения двух племен: саргатов и кулайцев. Первые были коренными жителями региона и расселялись вдоль Иртыша, Тобола, Туя, Ишима и Исети. Вторые перекочевали к нам из Томска. Сперва народы враждовали, но вскоре сдружились и слились воедино. Так и появились скифы.

Любопытно, а какими именно чертами обладала скифская роспись?

Символика скифов отражает энергию земли, природную силу и взаимодействие природы и человека. Например, медведь у них считался прародителем рода человеческого, потому что чем-то внешне похож на человека, вдобавок такой же сильный и семейный. Олень обозначал хозяина леса и тайги. Конь – это жизнь, символ жизненной энергии. Изображался часто красным, что означает красоту, силу и стать. Солнце в круге, в спирали символизирует стихийность и цикличность природы, смену дня и ночи, времен года и погодных условий. Ростки, которые поднимаются вверх, отражают постоянный рост, бесконечность жизни. Дерево – это живая энергия. А всё вместе создает сильную и плодородную Сибирь.

Понятно. А при создании изображений Вы опирались на изученные Вами работы археологов?

Да, отчасти. Например, изображение филина я увидела в собрании статей Авербуха, на фотографиях бронзовых фигурок, найденных на курганах и в городищах скифов. И я эти орнаменты отрисовала и перенесла на деревянные изделия. А где-то брала прямо архаичное изображение, заснятое мной в краеведческом музее. Нанося каждую деталь, я старалась отразить быт скифского таежного города. В то же время жизнь была немного жестокой: на скифов нередко нападали, поэтому их культура была воинственной, они себя защищали. И в росписи виден процесс жизни во всех красках.

Кстати о красках. Цвета на Ваших изделиях тоже несут какие-то особые смыслы?

Цвета, конечно же, тоже символичны. Бирюзовый цвет ассоциируется с тайгой. Если проявить наблюдательность, то увидим, что у нас все леса зимой имеют такой бирюзовый оттенок. Кроме того, все пигменты любой росписи, как правило, берутся с того места, в котором та зародилась. У нас, если смотреть по раскопкам, встречался минерал лазурит, находили украшения из него и бирюзового стекла, поэтому пигмент бирюзы, естественно, присутствует. Вдобавок есть коричневый, цвет глины таежного Прииртышья, и бронзовый, цвет века и материала фигурок, найденных в курганах. Это три таких постоянных символичных цвета, которые свойственны природе нашего края. Если брать остальную палитру, то, например, зеленый неустойчивый и под влиянием природных условий и химических реакций превращается в коричневый. Если говорить про красный цвет, то он тоже чужд нам. В мезенской росписи присутствует, потому что на территории Севера глина красная, а у нас земля другая. Так что в дальнейшем в нашем проекте планируется выпуск линии одежды именно в каноничном трехцветном варианте.

Хотелось бы узнать чуть больше о самом проекте. В чем его суть и кто его создатели?

Проект наш называется «Скифы сибирского Прииртышья». Сначала я проявила инициативу и начала показывать расписные деревянные изделия, затем вокруг стали собираться единомышленники. По сей день притягиваются люди, неравнодушные к сибирской культуре.

Теперь перейдем к именам. Евгения Амарцева представляет сказы Сибири, истории нашего края. Юрий Буренков, мой одногруппник, делает аутентичные вещи, утварь, в частности горшки. Он повторяет технологию жгутирования и формы изготовления, но при этом вносит в изделия авторскую лепту. Лиза делает коллекцию медных украшений, стилизованных под скифские: бусы, массивные украшения для ушей. Татьяна Жарова отвечает за коллекцию одежды. Уже в июле этого года на форуме «РИТМ» пройдет показ ее работ. Мы планируем сделать трафареты элементов росписи, которые впоследствии можно будет использовать для нанесения на одежду. Так и создастся наш бренд, бренд региона. Аутентичный.

Вы в проекте стремитесь прежде всего к сохранению традиции, а не к стилизации?

Да, сперва мы действительно показываем традицию, но стилизация заключается в том, чтобы внедрить это в будничную среду, расписать привычно используемые вещи. К тому же, скифской росписи не было до начала моего исследования, я собрала ее по кусочкам. В первый раз я представила изделия с ней на «Палитре дружбы».

То есть Вас можно назвать собирателем скифской культуры?

Да, я предположила, как бы выглядела скифская роспись в цельном виде, и попыталась ее воссоздать. Хотелось сделать бренд наряду с хохломой и гжелью. Хочется, чтобы сибирский регион ассоциировался не только с медведями и балалайками. Культура Сибири намного богаче.

Вдобавок скифы – это еще и очень благозвучное название. Мне нравится обнаруживать их связь с Сибирью. Хотелось бы больше изучать культуру этого племени и больше о ней людям рассказывать. Последнее захоронение скифов было найдено буквально пару лет назад в Таре при реконструкции дома культуры во время случайных раскопок. Было бы здорово оформить участок, где проводились археологические работы, как музейный экспонат. Застеклить и туристическое место организовать. Думаю, отбоя от посетителей не было бы.

А что еще, на Ваш взгляд, можно запустить для поддержания бренда?

Сувенирную продукцию, которая показывала бы связь именно с Сибирью. Сейчас так много всего, но во всех городах всё одинаково. Нет изюминки, фишки. Хоть мы и часть России, но часть богатая, со своей историей, которую хочется показать.

Где вы уже были? Какие планы?

Проект еще совсем свежий. Сформирован он был только в декабре прошлого года. По географии пока планы такие: показать проект в Омске и в других регионах России. С путешествиями за рубеж сейчас всё очень непросто, но, надеюсь, скоро получится транслировать сибирскую культуру по всему миру. Будем дальше искать возможности, ведь люди нас ждут.

Фотоматериал предоставлен ОмГПУ.