Премия Рунета-2020
Омск
+14°
Boom metrics
Общество
Эксклюзив kp.rukp.ru
9 мая 2024 5:27

«Те, кто работал в крематории, часто сходили с ума»

Омичи, которых фашисты увезли в концлагеря детьми, рассказали о пережитом
Галина Косова и Николай Шокуров Фото: УФСИН по Омской области

Галина Косова и Николай Шокуров Фото: УФСИН по Омской области

«КП Омск» уже рассказывала, как ребята из класса средней школы № 8, который курирует местное Управление ФСИН, встретились с узницей фашистского концлагеря Галиной Косовой и заместителем редактора газеты «Омский ветеран» Николаем Шокуровым – он составил из таких историй двухтомный сборник «Невыплаканные слезы». Мы поговорили с героями подробно и сегодня публикуем ее воспоминания.

В марте 1942-го маму Гали и ее саму, годовалую малышку, немцы посадили в эшелон, который следовал в немецкий город Нойштадт. Семья тогда жила под Ленинградом, на оккупированной территории.

Вместе с ними ехали сотни молодых советских женщин с детьми. По планам захватчиков — будущие рабы фашистской Германии. В Нойштадте все они попали в концлагерь.

Там Галя видела многое, но детская память сохранила лишь отдельные эпизоды. Самым отчетливым воспоминанием остается сильный страх, который малышка испытывала в концлагере почти постоянно.

Подробности, откуда он появился, она узнала позднее, когда выросла. Часть — из рассказов мамы, которая не любила вспоминать о лагере и оберегала дочку от подробностей. Другие истории Галина Александровна услышала из уст других узников, которые побывали в концлагере в Нойштадте.

Галина Косова и Николай Шокуров Фото: УФСИН по Омской области

Галина Косова и Николай Шокуров Фото: УФСИН по Омской области

— Взрослые работали на каменоломнях. Туда же фашисты посылали подростков, которые в силу особенностей возраста еще не могли выдержать такой тяжелый труд. Если ребята надрывались, их не лечили — оправляли в крематорий. Говорили, чтобы шли мыться в душ. Там пускали отравляющий газ, потом мертвых — в печь. В крематории работали такие же узники. От увиденного они часто сходили с ума. Когда же за подростков заступился взрослый, его просто убили.

— Еще в лагере были дети-доноры. У одного мальчика оказалась редкая группа крови, из него ее постоянно выкачивали для раненых. Чтобы он восстановил силы и чтобы снова забирать кровь, его держали обслугой при кухне, позволяли питаться объедками. Над одной из женщин в лагере проводили медицинские эксперименты — подбирали препарат для лечения раненых от синегнойной палочки. До лагеря у нее было отменное здоровье, но она едва выдержала все эти эксперименты. Каждый раз при испытаниях препаратов очень сильно болела. Происходившее в концлагере — преступление против человечества, — говорит Галина Александровна.

Когда советские войска освободили Галю с ее мамой, девочке было всего 3,5 года.

Николай Шокуров собрал в двухтомник «Невыплаканные слезы» десятки похожих рассказов.

Один из них — про Надю Молчанову, которая попала в концлагерь в 12 лет.

Перед войной ее семья переехала из Сибири на Украину, которая была оккупирована во время Великой Отечественной.

В 1942 году девочку два раза заталкивали в вагон, увозивший советских людей в Германию. И оба раза Надя спрыгивала с поезда на ходу, разбивая в кровь руки, лицо, — рассказал журналист Николай Таратынов в газете «Нива» (его статья вошла в сборник).

В третий раз убежать девочке не удалось: немцы выставили охрану, надежно заперли вагонные двери.

С сотнями таких же подростков, вырванных из семей, Надя попала в Вайленбургский лагерь… Вышки с часовыми, грубые бараки, несмолкаемый собачий лай и постоянное презрение к людям, единственной виной которых была другая кровь.

— На территории лагеря, — рассказала Надежда журналисту, — был идеальный порядок: ни упавшего листа, ни травинки. Но не потому, что его поддерживали заключенные.

Маленькими узниками съедалось все: и залетевшие листья с пирамидальных тополей, и травка, едва пробившаяся из-под земли. Голод — постоянный, никогда не проходящий — самое страшное воспоминание, оставленное этими годами. Остальное можно было терпеть — непосильный труд на полях и подворьях местных фермеров.

Надежда Емельяновна плакала — без всхлипов и почти без слез. Так она привыкла в лагере, где был строгий запрет показывать слезы. Невыплаканными они так и остались у нее с той поры, хотя прошли десятки лет.

…Русские танки появились тогда неожиданно. Девочка бросилась к клумбе, рвала розы охапками. И бросила цветы на пыльную броню первого танка.

Танкисты очень торопились: уходя, немцы уничтожали все и всех. Надя с другими девчонками забралась на броню и показала им путь.

После освобождения девочка вернулась к семье в Сибирь.

Сегодня в Омской области осталось в живых 78 бывших узников фашистских концлагерей. С каждым годом их воспоминания обретают все большую ценность…

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА НАС В СОЦСЕТЯХ:

Одноклассники

ВКонтакте

К ЧИТАТЕЛЯМ

Стали свидетелем интересного события или ЧП? Сообщите об этом нашим журналистам:

WhatsApp/Telegram: +7-995-056-65-09

Почта: egenia.demina@phkp.ru