Премия Рунета-2020
Омск
+20°
Boom metrics
Общество
Эксклюзив kp.rukp.ru
23 февраля 2024 4:20

Семейный историк Юлия Ефремова: Я всегда хотела оставить наследие

Семейный историк из Омска раскрывает тайны родословных
Фото: из архива Юлии Ефремовой.

Фото: из архива Юлии Ефремовой.

В год семьи корреспондент «КП-Омск» пообщался с экспертом по генеалогии, кандидатом исторических наук, преподавателем ОмГУ им. Ф.М. Достоевского, автором книг по генеалогии и председателем Омского отделения Уральского историко-родословного общества Юлией Ефремовой. Мы узнали, зачем изучать родословную, а также как можно изучить историю страны через микроисторию своей семьи.

Вот уже 14 лет, с 27 января 2010 года, Юлия профессионально занимается поиском предков и составлением родословного древа. За это время она изучила свою родословную до 1623 года в 14 поколениях предков. Родословное древо уже более 1000 персон. У Юлии подрастают две дочки, которые любят слушать истории про своих предков.

– Юлия, с чего началось увлечение генеалогией?

Я увлеклась изучением родословной на 2-м курсе университета, когда мамы не стало и выяснилось, что связь с родственниками по ее линии практически потеряна. Я начала искать информацию в архивах. По результатам поисков я написала пост в социальной сети и разместила там свое семейное древо. После чего ко мне обратился первый заказчик и попросил найти его предков за вознаграждение. Я согласилась. А потом появились и другие заказы. Я всегда думала о том, что останется после меня. В 2009 году я написала первую книжку и была рада, что после меня останется моя книга. Но аппетит приходит во время еды. Так я написала вторую книгу. Подумала, ну вот это уже серьезнее. Потом защитила диссертацию. Я работаю, чтобы оставить после себя какое-то наследие.

– Насколько мне известно, в России есть премия за сохранение семейных реликвий?

– Да, в России есть ежегодная Национальная премия «Семейная реликвия». Ее дают тем, кто внес вклад в сохранение и развитие культурно-исторического наследия. Это могут быть как отдельные люди, так и творческие коллективы, некоммерческие организации, учреждения образования и культуры и так далее. В 2020 году я сама была лауреатом премии, а 9 декабря 2023 года ездила в Москву получать награды как представитель от Омской области. Победителям вручают диплом лауреата премии, удостоверение и медаль. В минувшем году шестая по счету Национальная премия «Семейная реликвия» прошла на ВДНХ в рамках проведения торжественных мероприятий Национальной премии «ПАТРИОТ - 2023». Ее лауреатами стали сразу пять жителей Омской области в четырех номинациях из девяти. Двое омичей – в номинации «Моя родословная»: Михаил Цыганов и Андрей Никифоров. В номинации «Общественная поддержка семейным духовным ценностям» – Дмитрий Петин. В номинации «Семейные духовные ценности в средствах массовой информации» победителем стала общественная организация «Управление по расследованию исторических преступлений», в члены которой входит омичка Ирина Федотова. И в номинации «Креативные индустрии в сохранении культурно-исторического наследия» – Мария Елькинова. С Марией я знакома лично. Она графический художник, но необычный. Она оформляет семейные древа, создает их дизайн. Вот такие интересные люди живут в нашем регионе.

– Кто такой семейный историк?

– Генеалог и семейный историк – это одно и то же. «Семейный историк» звучит понятнее для людей, не знакомых с темой генеалогии. Поэтому я решила сделать ребрендинг. И потом, я считаю, это определение мне ближе. Наверное, эту профессию можно сравнить с семейным врачом. Когда долгое время сидишь в архивах, составляешь родословную, глубоко изучаешь ту или иную семью, погружаешься в нее, узнаешь ее историю и тайны – становишься почти что членом этой семьи. Я не просто генеалог, который занимается построением древа. Моя деятельность намного шире. Это совместные с родственниками заказчика экспедиции, совместное написание и редактирование родословной книги. Поэтому меня часто зовут на семейные мероприятия, праздники. За годы поисков предков (от 2 до 10 лет совместной работы), заказчики становятся как родные. Например, над книгой Антона Оссовского «Оссовские герба Долэнга XVII-XXI вв.» я работала 10 лет. За это время мы очень сдружились. Сейчас я работаю над книгой крестьянского рода Батура. С Марией Кирилловной, мамой заказчика, мы вместе побывали в 16 экспедициях по всей стране, во время которых пережили много разных радостных и печальных моментов. Когда мы работаем над книгой, вместе сидим за компьютером: вычитываем, редактируем. Вот почему я скорее семейный историк, чем генеалог.

Семейный историк – это и профессия, и хобби. Как так получилось?

– Здесь просто совпало все то, что я умею и люблю. Как историку мне нравится погружаться в контекст времени, в котором жили наши предки, находить интересные факты; как журналист я люблю и умею общаться с людьми, задавать правильные вопросы, чтобы получить нужную информацию; как исследователь я проверяю гипотезы и сопоставляю факты. Мне нравится доходить до сути вещей. Когда-то я даже хотела стать следователем (смеется). Семейный историк – это сыщик, исследователь, журналист, психолог в одном лице. Это человек, который не дает потеряться связи поколений.

– Это правда, что семейный историк похож на Шерлока Холмса?

– Да. Я называю себя Шерлоком Холмсом, потому что факты приходится собирать по крупицам. Как у знаменитого сыщика, у меня это тоже образ жизни. Сложно переключиться. Например, если я даже еду куда-то отдыхать, хочется зайти заодно в местный архив, поискать информацию. Поэтому могу расслабиться только на море или в горах, где нет архивов и Интернета.

– Насколько популярны услуги семейного историка?

– Предками в России интересовались испокон веков – до революции 1917 года. Правда, тогда чаще всего люди интересовались своими корнями с практической стороны вопроса. Привилегированные сословия имели высокий статус в обществе и получали льготы от государства. Позднее мода на семейных историков появилась в США, особенно у знаменитостей. Помимо биографов, которые писали историю жизни самого человека, они нанимали специалиста, который писал книгу про их род. В последнее время это стало популярным и в России. Начиная с 1980-х люди стали вновь интересоваться своими корнями. Сейчас родословная приобрела всесословный характер. Люди стали искать в архивах данные о предках, развеивать мифы и легенды своего рода, узнавать историю страны через микроисторию своей семьи.

– Зачем современному человеку изучать родословную? Топ-5 причин.

– Мы провели опрос среди 100 человек и вот какие ответы получили. Прежде всего, человек обретает опору. Он чувствует, что не один в этом мире, ведь за его спиной – целый род. Часто исследование архивных документов предков дает человеку ответы на важные для него вопросы о духовности, морали и жизнеустройстве.

Вторая причина – понимание своей наследственности. Мы все состоим из наших предков. Откуда у меня склонность к науке или искусству? Почему у меня те или иные черты характера? Изучение родословной дает ответы на эти и многие другие вопросы. Только подумайте, в одном человеке заключены характер, поступки, устремления целого рода! А ДНК-генеалогия помогает человеку еще и сформировать свой генетический паспорт.

В-третьих, родословная дает укрепление семейных связей и отношений. Часто люди задаются вопросами о том, откуда они и почему в семье сложились определенные отношения. При работе с психотравмами часто специалист просит составить родовое древо, чтобы понять источник проблемы. Человек начинает в этом разбираться, спрашивать близких, и находит ответы на свои вопросы. Кроме того, он начинает чаще проводить время с родственниками и часто находит такое общение приятным и полезным.

В-четвертых, это как минимум интересно. Разгадывать тайны своего рода и собирать интересные факты биографии предков – это очень увлекательно. Таким хобби можно заниматься всю жизнь и каждый раз находить что-то новое.

Пятая, но не менее важная причина, – изучение истории своей страны. Как написал один из участников опроса, «я будто заново изучил историю, только уже шагая по векам в ногу со своими предками. Я стал еще больше уважать их, стал еще больше любить свою страну». История большой страны состоит из историй отдельных семей. Наши предки тоже вписаны в эту историю. Изучение родословной помогает увидеть исторические события глазами тех, с кем вы непосредственно связаны, а не абстрактных личностей.

– Как объяснить дочкам, кем работает мама?

– Дочки еще меленькие (6 и 9 лет) и не все понимают. Но они видят, что маму часто узнают в библиотеке, награждают на мероприятиях. Они, конечно, задают вопросы, но полного понимания еще нет. Я сделала им альбом с фотографиями, в которых 5 поколений их предков. Под фотографиями есть подпись о том, чем человек был знаменит. Например, у бабушки Веры, в честь которой названа младшая дочь, было 14 детей! Среди предков есть и участники ВОВ. Дети очень любят его рассматривать. Так они приобщаются к изучению родословной. Еще они очень любят слушать разные истории. Сама я в детстве очень любила слушать рассказы отца про Колчака.

– Как удается совмещать работу с преподаванием в вузе?

– С прошлого года я преподаю генеалогию на истфаке в ОмГУ. Генеалогия для меня – не просто работа или хобби, а дело, которым я живу. Я готова ездить на 1-ю пару в субботу, потому что в другие дни все расписано, чтобы приобщить к изучению родословной как можно больше молодежи. Я вижу, как у студентов тоже горят глаза. Раньше они и не задумывались о том, что можно изучать свой род. А я рекомендую делать это как можно раньше, пока живы бабушки и дедушки, пока они могут рассказать ценную информацию о своих семьях. Но не каждый в 19 лет догадывается, что это может быть интересно. Я приношу распечатки найденных документов на пары, показываю источники, студенты с изумлением и интересом изучают их. На примере одной из моих книг мы со студентами искали исторические дисциплины, которые помогают написать родословную книгу. Это геральдика, нумизматика, ономастика, антропонимика, некрополистика, этнография. Взаимосвязь всех этих исторических дисциплин представляет нам историю предка не просто как «жил-родился-умер», а с точки зрения его культурных особенностей. Какие он праздники отмечал, какую одежду носил – все это очень интересно узнавать! Я не читаю сухую теорию, а объясняю на конкретных примерах. Я рада, что студенты стали изучать свои родословные. Так, одна студентка съездила в Новосибирскую область, расспросила своих дедушку и бабушку; другая – написала запросы в архивы…

Приходилось ли сталкиваться с предубеждениями?

– Часто люди не имеют представления, из чего складывается этот процесс, возникает иллюзия, что можно прийти в архив и получить всю информацию по принципу «единого окна» или просто открыть интернет, вбить фамилию и получить результат. На деле это кропотливая работа. Ты, как сыщик, идешь по следу, сопоставляешь факты. Много ездишь, долго ищешь, сталкиваешься с бюрократией и долгим ожиданием, общаешься с людьми, которые не всегда идут на контакт. Не всем такое по душе. Некоторые люди не понимают, как можно интересоваться родословной просто так. Они думают, что ты ищешь наследство или выгоду. Но я отказываю заказчикам с такими запросами. Хотя с этим тоже обращаются. Как-то я пришла в ЗАГС за справками для заказчика. Справки платные. Сотрудница, сидевшая на выдаче документов, сказала мне: «Лучше бы на эти деньги вы детям игрушки купили». И добавила что-то вроде «да кому это нужно».

Как измерить результат поисков?

– Обычно мы заключаем договор под ключ – восстановление родословной на максимально возможную глубину. Например, мы дошли до источника 1650 года. Все, дальше документов нет. Это и есть итоговая точка. Средний срок – 1-1,5 года. Но с учетом бюрократических проволочек, поиски могут занять до 4 лет. Можно заказать частичный поиск, например, по линиям матери и отца до определенного колена. Есть такая услуга, как поиск одного неизвестного факта. Тема очень обширная. Сейчас в моем прайсе 12 услуг, в том числе наставничество, когда люди сами ездят по архивам, а я их направляю, подсказываю, куда нужно обращаться. Мы обсуждаем с клиентом сроки и какой результат он хочет получить. Не всем нужна полная биография всех предков, но часто аппетит к заказчику приходит в процессе поисков. Иногда от хождений по инстанциям у клиентов опускаются руки (ведь это довольно долгий процесс), и тогда приходится их ободрять и быть для них немного психологом.

- Бывают ли какие-то курьезные случаи в профессии?

- Периодически. Например, ко мне приходили заказчики с полной уверенностью, что в их семье были евреи. Когда я спрашивала, почему вы так думаете, мне отвечали: «у меня бабка хитрая была – сто процентов еврейка». Но, конечно, сама по себе одна черта характера ничего не гарантирует.

– А если прошлое предков заказчика не героическое?

Я всегда предупреждаю, что легенда может оказаться легендой. Ведь люди приходят с большими амбициями, а потом разочаровываются. Я не штампую дворянские дипломы с семейными гербами и вензелями, я работаю на результат. Об этом предупреждаю сразу. Я не несу ответственности за то, кем были предки заказчика. А правда может разочаровать. Однако есть и позитивные примеры принятия прошлого.

Так, одна из моих заказчиц работает в судебной системе. Я нашла информацию, что ее предок в начале 20-го века был сослан за воровство в Сибирь из губернии в Малороссии и уже здесь продолжил свой род. На нем было несколько уголовных дел. Заказчица приняла это спокойно и сказала: «теперь я знаю, над какими ошибками рода мне нужно работать». Интересно, что сейчас люди более осознанно подходят к поискам предков, даже больше ищут нелицеприятные факты, нежели достижения, для того, чтобы что-то исправить в своей жизни.

Бывает и так, что женщины в роду, родившие без мужа, чтобы соблюсти приличия, придумывают легенды про «космонавтов», а потом возникает путаница. Например, по рассказам одного из заказчика, прадед работал на золотых приисках. Оказалось, что этого прадеда вообще не существовало. Предполагалось, он был репрессирован. Но все справки на этого человека пришли отрицательные. То есть его никогда не было.

– Что такое родословная книга?

– Это книга, в которой собрана история рода, биографии родных. Я как историк стараюсь проверять все гербы на подлинность. Мы можем размещать герб на обложке, если он значится в архивах. До сих пор приходится отговаривать от гербов на родословных книгах. Потому что все крестьянские гербы – это новодел. Но если заказчик из крестьян и хочет видеть, например, льва или корону на гербе, я предупреждаю, что это не будет достоверным фактом для потомков.

– Кроме родословной книги и семейного древа, как можно сохранить память о предках?

– Я считаю свою работу благодарной, потому что есть заказчики, которые хотят сохранить память предков. Один из заказчиков восстановил старообрядческий храм в центре Омска. Второй установил большой памятник на братской могиле в Тверской области. Кто-то создает семейные музеи. Люди хотят сохранить иконы, документы, ордена, чтобы не забывать, кто они и откуда. Так создаются домашние музеи.

У меня тоже появилась идея создать такое место, где бы хранились фрагменты нашей родословной. Там обязательно будет факел олимпийского огня, который у меня хранится в семейном музее. В 2013 году я была факелоносцем олимпийского огня в Омске. Я передавала факел Владимиру Барнашову, который завершал эстафету олимпийского огня. Тогда я себя почувствовала звездой, потому что человек двести омичей со мной тогда сфотографировались. Это тоже к вопросу о наследии.

– Тема родословных часто окутана мистикой. Случались ли такие истории?

Всякий раз убеждаюсь, если люди ищут друг друга, тянутся друг к другу, то обязательно найдутся. У себя в телеграм-канале я прошу рассказывать истории воссоединений с родными. Так вот, например, одна подписчица нашла родственников через мой телеграм-канал. А осенью 2023 года мистическая история случилась со мной. Сейчас я пишу родословную книгу по своей семье, по двум польским родам. Мне не хватало информации про брата моего прапрадеда. Вместе с моей пятиюродной тетей по этой линии на машине мы поехали в Горьковское. Мы заблудились и решили спросить дорогу на остановке возле ближайшей деревни. На этой остановке стояли две бабули. Они нам сказали, что до Горьковского еще 40 км, и они тоже туда едут. Мы вызвались их подвезти. Одна из бабушек очень внимательно на меня смотрела. Мы с тетей рассказали, куда и зачем едем, и в процессе общения узнали, что эта бабушка оказалась внучкой родственника, которого мы искали! Какова была вероятность встретить родственницу именно в это время, да еще и по той линии, по которой я искала! Она расплакалась, потому что у меня на телефоне были фотографии ее отца и матери с кладбища. Я спросила, почему ее мама в косынке на памятнике, ведь на памятнике редко люди изображены в головных уборах. Она ответила, что матери немцы в плену сожгли волосы. И поэтому она не могла ходить без косынки. Вот такая история. Бабушка позвонила брату и сестре. Все мы очень сдружились и сейчас вместе работаем над родословной книгой. А в мае этого года я хочу организовать семейный сбор, позвать всех на встречу и сделать общее фото.

– Какие планы на будущее?

– Сейчас на YouTube я в основном размещаю интервью со мной и подкасты. В будущем, думаю, буду выкладывать туда бесплатные уроки, для тех, кто хочет заняться поисками родных самостоятельно. Обучающей информации по генеалогии в интернете очень много. Поэтому буду делать ставку на бесплатный контент. Когда человек послушает мастер-класс по поиску предков, он поймет, с какими затратами энергии, времени и финансов ему придется столкнуться, все взвесит и, возможно, решит делегировать это специалисту.

Еще одна идея – генеалогический опыт моих заказчиков объединить в книгу-рекомендацию потомкам от предков. Потому что я вижу, как из рода в род четко прослеживаются жизненные сценарии.