Премия Рунета-2020
Омск
+8°
Boom metrics
Общество
Эксклюзив kp.rukp.ru
24 февраля 2022 5:51

Максим Чапов: Я сегодня похож на человека, которому удалили одну ногу, а могут - и вторую

Омский экоактивист получил тяжелейшие последствия от коронавируса и до сих пор продолжает бороться за свою жизнь
Герой публикации создал семь лет один из наиболее ярких экопроектов в Омске. Высаживать деревья в «Кедротеке» начали задолго до нацпроектов. Фото: соцсети Максима Чапова.

Герой публикации создал семь лет один из наиболее ярких экопроектов в Омске. Высаживать деревья в «Кедротеке» начали задолго до нацпроектов. Фото: соцсети Максима Чапова.

Знакомьтесь - омич Максим Чапов. Ему 38 лет, и он является создателем и куратором известного в регионе экопроекта «Кедротека».

Социальный проект с 2015 года приносит пользу многим омичам, а также городу и областным территориям. В кедротеке принимают макулатуру и книги, которые впоследствии реализуют, а на собранные средства выращивают и высаживают деревья из семейного кедрового питомника Чаповых «Юбилейный». Часть книг направляют в общественные библиотеки. В 2021 году чета Чаповых взяла победу в номинации от National Geographic «Зеленая планета» и получили денежный грант для дальнейшей работы.

В общем, Максим - большой умничка, который трудится на благо общества. Каково же было потрясение, когда в конце 2021 года город облетела новость о тяжелом заболевании общественника. После перенесенного коронавируса Максим получил почти невероятное осложнение: остеомиелит верхней челюсти. Врачи, как могли, боролись и за здоровье, и за жизнь Максима, но в декабре ему все равно пришлось перенести тяжелую операцию. Хирурги удалили Чапову кости лица.

По понятным причинам, мы не беспокоили Максима раньше, но связались с ним на днях и узнали о его состоянии сегодня.

- Максим, расскажите об истории своей болезни. Врачи нам не расскажут о вашей истории болезни. Поэтому, как вы считаете, коронавирус стал главным провокатором тяжелой болезни?

- У меня не очень удачно сложились обстоятельства: коронавирус, ослабленный иммунитет, повышенный сахар, которого не было раньше... Коронавирус, конечно, стал одним из факторов. На текущий момент я не единственный такой пациент. Насколько мне известно, в Омске уже несколько людей в результате коронавируса лишились челюсти. В Москве - это вообще распространенная практика. По крайней мере, когда со мной такое приключилось, супруга искала различных врачей, вышли на столичных специалистов, которые дистанционнно смотрели мои снимки и консультировали наших омских коллег. В Москве, по словам самих же врачей, проводит по 4-5 таких операций в день.

- Вы можете рассказать о том, как все произошло?

- В середине октября я был еще абсолютно здоров. А 20-го октября уже слег с коронавирусом, попал в стационар. Не секрет, что ковид влияет на тромбообразование, высокий риск образования тромбов. Такой вот и перекрыл нормальное кровоснабжение всей моей челюсти. Костная ткань начала отмирать. Бактериальный всплеск, частичный паралич лицевого нерва - поскольку пропала чувствительность, я ничего не ощущал.

- Когда вас выписали из стационара?

- 17 ноября. И я пошел по всем врачам, потому что все равно неважно себя чувствовал. Побывал на приеме у многих узких специалистов - нефролога, невролога, офтальмолога... Где-то в конце 20-х чисел попал к отоларингологу. Врач Мария Беляева констатировала запущенный гайморит. Затем она провела ряд процедур, выкачивали гной. Но это не помогало. Именно она и пришла к выводу, что со мной происходит что-то серьезное. Отправляет меня 30-го ноября к лицевому хирургу. Именно он ставит диагноз.

- Вас сразу прооперировали? Отправили на удаление костей челюсти?

- Нет, некоторое время еще ждали, почти месяц, пока сформируется четкий участок некротизированной костной ткани. Московские специалисты этот подход подтвердили.

- Когда именно прошла операция?

- По сути, когда проявления гниения стали более заметными: например, полощу рот, а вода выходит где-то, простите, в другом месте. Прооперировали 19-го январе. Почти вся челюсть пошла под удаление, осталось только три зуба, удалена скуловая кость, удалена подглазница.

- Очень сожалеем... А как дела обстоят сейчас? Есть какие-то прогнозы по восстановлению?

- Я сейчас наблюдаюсь у врачей. Но они не дают никаких прогнозов. Пока нет полной уверенности в том, что я выздоровел, что некроз костной ткани не продолжится дальше. Меня только наблюдают и проводят поддерживающую терапию. Если все будет хорошо, через год могут поставить протез.

- Как вы справляетесь: ситуацию очень и очень сложная.

- Честно признаюсь, больше всего боюсь рецидива. Ситуация страшная: высок риск потерять еще больше. Живу в состоянии страха, потому что не знаю, как болезнь поведет себя дальше. В таком состоянии по-другому начинаешь воспринимать свою жизнь и возможность общаться со своими близкими. Какие-то вещи, которые раньше казались важными, сейчас ушли на второй план.

- Вы продолжаете работать?

- Да, голова на месте, помощники есть. Сам для себя я сегодня похож на человека, которому удалили одну ногу, а могут и вторую. Время покажет. Пока хочу поблагодарить всех, кто меня поддержал в этот сложный период - близких и друзей, врачей.