2019-10-02T14:21:08+03:00

«Боря просил не пускать к нему маму, чтобы не испугалась»: Ребенок погиб после взрыва на заброшенной военной части

Мама мальчика уже год добивается справедливости в суде
Один из пострадавших мальчиков скончался в реанимации, двое других получили сильные ожоги.Один из пострадавших мальчиков скончался в реанимации, двое других получили сильные ожоги.Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ
Изменить размер текста:

Трагедия случилась 15 апреля 2018 года в поселке Степной на территории заброшенных складов бывшей военной части РВСН. Трое друзей – Боря, Дима и Сережа – жили в 30 метрах от этого страшного места. Мальчишкам было интересно посмотреть, что же там находится, и они периодически туда наведывались. Тем более, что попасть внутрь не составляло труда даже для ребенка. Подразделения ракетных войск просто бросили склады с частью содержимого, ограждение почти повсеместно разрушилось, а охраняли территорию две бабушки-одуванчика, которые числились сторожами скорее номинально.

В тот страшный день приятели снова забрались на участок. Подростки прыгали на брошенных там шинах. Потом услышали шум, доносившийся со склада. Любопытные, как и все дети, они отправились смотреть на источник шума. Как раз в тот момент, когда они зашли внутрь, раздался взрыв, всех троих обдало пламенем. 13-летний Борис стоял ближе всех, мальчик получил чудовищные ожоги. Сильно досталось и его 14-летнему другу. Старший из ребят, 16-летний курсант речного училища не успел подойти близко, что его и спасло.

В шоковом состоянии мальчики смогли дойти до дома Димы. Когда его мама увидела их, обомлела: с детей кусками свисала обгоревшая одежда, под ней даже невооруженным глазом были видны глубокие раны. На своих ногах каким-то непонятным образом добрался до кровати и Боря. Смотреть на него без слез было невозможно – его кожа на всех видимых участках буквально обуглилась.

– Только не запускайте ко мне в комнату маму, не разрешайте ей на меня смотреть! – эти было единственное, что сумел выговорить мальчик, пока ждали неотложку. Ребенок переживал, что его мать не переживет увиденного.

Бориса увезли в реанимацию в критическом состоянии. У него было обожжено 60% тела, при этом ожоги оказались глубокими – 2-ой и 3-ей степени. Кроме того, у него обгорела не только кожа, но и дыхательные пути. Врачи делали все возможное для спасения мальчика. Но наступил кризис, который он не смог пережить. Подросток умер в ожоговом центре БСМП-1 спустя неделю.

Его 14-летний друг попал в больницу в тяжелом состоянии, но смог выкарабкаться. Старший из парней получил получил 7% ожогов тела, но и они были такими мучительными, что подросток кричал от боли на каждой перевязке.

А дальше ситуация получила совсем неожиданный поворот. Родители двоих выживших мальчиков еще и вынуждены были оправдываться. Их дети из потерпевших чуть не превратились в обвиняемых. Изначально у силовиков даже была версия, что все произошло по вине подростков. Мол, они курили на территории склада или даже вообще специально подожгли бочку с химикатами. Потерявшим друга и пережившим жуткий стресс мальчикам пришлось пройти через очные ставки и даже проверку на полиграфе. После того, как они смогли доказать свою невиновность, расследование уголовного дела просто приостановили.

Мамы двоих выживших детей отстояли свою правоту в суде и добились компенсации в 500 тысяч рублей за ущерб, причиненный здоровью их детей.

А вот родители и старший брат погибшего Бори уже год вынуждены добиваться справедливости. Они подали коллективный иск к Минобороны РФ и к депимущества города. За гибель ребенка они требуют компенсацию в 12 млн рублей.

– Я уже боюсь общаться с журналистами, – рассказала «Комсомолке» мама Бориса. – После того, мы подали иск, мне устроили настоящую травлю в СМИ. Якобы, это я не уследила за сыном, а теперь еще чего-то требую. После всего пережитого мне еще приходится отбиваться от нападок...

Накануне в Центральном райсуде женщина снова была вынуждена слушать о последних часах жизни ее ребенка и полученных им увечьях. Заслушали и свидетелей – бывших сотрудников военной части РВСН.

– Я был там после того, как часть оставили военные. Уже 2016 году там был бардак: 30-40 процентов территории не огорожено, забор частично повален. В цехах разруха, грязь, трава проросла. Охрана присутствовала, но толком не работала, потому что мало людей на такую площадь. Только после трагедии склады передали городу, гражданских сторожей заменили на ЧОПовцев, – рассказывает первый свидетель.

– На территории были брошены бочки с черной краской и алюминиевой пудрой – серебрянкой, которой покрывали ракетные двигатели. Еще там валялось около 100 бочек с мазутом и примерно 50 мешков с углем – все это крайне горючее и все находилось в свободном доступе, – говорит второй свидетель.

Выяснилась и еще одна важная подробность. Экспертиза опровергла первоначальную версию, что якобы мальчики бросили карбид в одну их бочек. Судя по документам, страшная химическая реакция произошла из-за взаимодействия двух веществ, находившихся на складе рядом – пресловутой серебрянки и ортофосфата натрия. Это и стало причиной взрыва.

Проблема сейчас в другом. Военные от бочек с химикатами открестились, в департаменте имущественных отношений Омска проблемное наследство тоже не хотят брать на баланс. Сейчас мэрия пытается обязать военных вывезти бочки с территории, но пока безуспешно. Людям, дома которых расположены буквально в нескольких десятках метров, остается только надеяться, что больше никаких ЧП там не произойдет.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также