2017-08-24T13:16:53+03:00

В Омске опекуны сделали рабов из приемных девочек

Взятых в семью детей супруги загружали работой по дому. А за малейший проступок изощренно наказывали
Поделиться:
Комментарии: comments152
Девочкам запрещали рассказывать, что творится в семье.Девочкам запрещали рассказывать, что творится в семье.Фото: ВКонтакте
Изменить размер текста:

В небольшом поселке под Омском семья Семеновых считалась образцовой. Органы опеки ставили многодетных родителей в пример нерадивым односельчанам.

«ИДЕАЛЬНАЯ» СЕМЬЯ

Супруги не пьют, папа трудится на заводе, мама в декретном отпуске – одного за другим родила троих ребятишек. А тут еще приютили пятерых приемных. В доме идеальная чистота, еда сготовлена. Старшие дети прекрасно учатся, да еще и ходят сразу в три кружка – на музыку, танцы и дзюдо.

Казалось бы, сказка, а не семья. Но в январе все село облетела неожиданная новость - две приемные девочки 15-летняя Анжелика и 14-летняя Кристина сбежали из дома. Соседи сочувствовали убитым горем родителям. И сетовали – мол, что взять с неблагополучных детей. Сколько волка не корми, все равно в лес смотрит. У старшей девочки умер родной отец и мать запила, женщину лишили родительских прав. От младшей отказались еще в роддоме, но взявшая ее под опеку омичка также начала злоупотреблять спиртным и ребенка у нее забрали. В детском доме никто из них не был ни дня - из одной семьи их передали в другую.

На следующий день беглянок нашли и вернули домой. Но, похоже, особо разбираться в причинах их поступка никто не стал. Через два месяца они снова ушли из дома к родственнице женщины, у которой раньше жила Кристина. Когда знакомая сказала, что вернет их обратно, школьницы расплакались и начали умолять не делать этого.

Анжелика до сих пор с ужасом вспоминает опекунов. Фото: ВКонтакте

Анжелика до сих пор с ужасом вспоминает опекунов.Фото: ВКонтакте

«МЫ ЖИЛИ КАК В КОНЦЛАГЕРЕ»

- Им до сих пор трудно говорить о том, что с ними происходило эти несколько лет, - объяснила гособвинитель Ольга Венерцева. – Поэтому их опрашивали с перерывами несколько дней. Девочки рассказали: все это время жили, как в концлагере. Но у органов опеки даже не было подозрений по поводу Семеновых. Они жили очень закрыто. Девочкам запрещалось рассказывать, что происходит у них дома. Кристина и Анжелика так боялись своих опекунов, что даже в первый свой побег ничего не сказали полицейским. Начали говорить только после второго раза, когда жить с приемными родителями стало невыносимо.

Как выяснилось, приемные девочки находились в семье на положении рабынь. Алина Семенова уже много лет находится в декретном отпуске. Все обязанности по хозяйству она переложила на плечи приемных детей. Причем родные от всех заданий были освобождены. Новая мама Кристины и Анжелики требовала идеальной чистоты в частном доме и порядка во дворе. За малейшую провинность следовало наказание. Причем выполнять его поручалось мужу.

- Всем в семье заправляла мама. Нас избивали, если ей, например, казалось, что пол помыт недостаточно хорошо, - вспоминает Кристина. - А однажды я приготовила суп, но ее родные дети его есть не стали. Она оставила кастрюлю на столе и запретила ставить в холодильник. А когда он прокис, заставила меня съесть его весь. И при этом приговаривала: «В следующий раз будешь знать, как переводить продукты!»

По словам подростков, с каждым разом Семенова придумала все более изощренные наказания. Например, за плохую оценку один раз запретила Анжелике спать двое суток. Посадила девочку в кресло и периодически приходила проверять, как та выполняет приказание. Если она засыпала, будила пощечиной. Распорядок дня при этом не изменился – днем Анжелу заставляли ходить в школу и на все кружки.

Окружающим казалось, что приемные девочки воспитываются в идеальной семье. Фото: ВКонтакте

Окружающим казалось, что приемные девочки воспитываются в идеальной семье.Фото: ВКонтакте

ЗАСТАВИЛА СЪЕСТЬ КАСТРЮЛЮ ПРОТУХШЕГО СУПА

В другой раз «мать» перевела провинившуюся на одну кашу на воде. Для опекунов и их родных детей голодная девочка в это время должна была готовить полноценный обед.

Потом Анжелика начала встречаться с мальчиком-ровесником. Первая детская любовь показалась приемной матери настоящим преступлением, и она ежедневно осыпала девочку оскорблениями. Например, грозилась стерилизовать.

- Она говорила: «Таким, как ты, не надо плодиться». Обидно это все. При том, что отношения у нас Алексеем были вполне невинные, – рассказала полицейским Анжелика. – Однажды он подарил мне сотовый, чтобы я могла в любое время позвонить ему. Родители нам с Кристиной запрещали пользоваться телефонами. Поэтому я подарок спрятала. Но мама его нашла. И начала требовать показать ей все сообщения. Отец бил меня по лицу до тех пор, пока я не согласилась. Ничего ужасного они там не прочитали, кроме того, что друг очень сочувствовал мне. Когда мать увидела это сообщение, разозлилась и говорит: «Не нравится тебе у нас жить? Ну, я вам устрою ад»

Когда за Анжелику заступилась Кристина, их обеих отправили жить в котельную во дворе дома. По сути, это сарай, где была печь и хранились дрова. Никакой мебели там не было, поэтому спали зимой прямо на ледяном полу. Оттуда девочки и сбежали.

Сейчас старшая из них поступила в техникуме и живет самостоятельно в общежитии. Младшую передали в другую семью. Остальных опекаемых детей у Семеновых также забрали.

«Комсомолка» попыталась пообщаться с бывшими опекунами девочек, но они ушли в глухую оборону и сбрасывают все звонки.

* Имена и фамилии изменены

ОФИЦИАЛЬНО

«Супруги вину полностью отрицают»

Гособвинитель, помощник прокурора Ольга ВЕНЕРЦЕВА:

- Сейчас девочки находятся уже у других опекунов и очень ждут совершеннолетия, когда их скитания по чужим домам наконец закончатся. Заведено уголовное дело по статье «Невыполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетних с жестоким обращением». Алину и Антона Семеновых уже судят. Они свою вину полностью отрицают.

КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА

«До сих пор не верится, что эти опекуны способны на зверства, описанные в деле»

Начальник отдела опеки Омского района Наталья ПАЛЕЙ:

- Семеновы приехали к нам из Омска в 2012 году. Они хотели взять приемных детей, но жилищные условия не позволяли. Поэтому продали квартиру в городе и купили большой дом на 4 комнаты в Надеждино. Произвели очень хорошее впечатление, и мне до сих пор не верится, что они способны на зверства, описанные в материалах уголовного дела. Молодые, активные, участвовали во всех наших мероприятиях, вступили в общество многодетных семей. Прошли специальное обучение и тестирование. Так что отказать им в праве на опекунство мы не имели права. У мамы высшее педагогическое образование, поэтому они и решили организовать что-то по типу семейного детского дома, взяв пятерых ребятишек. Большинство из них – очень запущенные были. После того, как попали в эту семью, учителя нарадоваться не могли, какой у детей прогресс. К ним регулярно приходили с проверками – и плановыми, и внеплановыми – все было в порядке. И тут такое – приезжает Следственный комитет. Думаю, опекуны просто не рассчитали силы, произошло эмоциональное выгорание. Из-за этого все и случилось.

 
Читайте также