Происшествия17 декабря 2014 14:45

Омских охранников кафе обвиняют в пытках, вымогательстве и грабежах

Мать предполагаемого лидера группировки уверяет, что молодые люди боролись с наркоторговцами
Константин Григорьев, Евгений Худяков, Александр Задворнов и Станислав Ева виновными себя не считают

Константин Григорьев, Евгений Худяков, Александр Задворнов и Станислав Ева виновными себя не считают

Фото: Андрей КУТУЗОВ

В Омске начался громкий процесс над парнями. Вероятный лидер группировки - ранее судимый за кражи Заза Саджая. На скамье подсудимых также оказались Константин Гри-горьев, Александр Задворнов, Евгений Худяков и Станислав Ева. Еще четверо находятся в розыске. Некоторые из них работали охранниками в левобережном кафе «Сказка».

По версии следствия, парни примечали посетителей, вывозили их в тихое место, пытали и вымогали деньги. Общий ущерб 12 потерпевших - свыше 2 миллионов рублей. По словам сотрудника областной прокуратуры Геннадия Шнейдмиллера, на молодых людей удалось выйти случайно - после того как одной из жертв пришлось удалить селезенку…

Обвиняемые вину не признают. Говорят, пытались разоблачить полицию, якобы покрывающую наркодилеров.

«НА ПРОТЯЖЕНИИ ГОДА ПРОДЛЯЮТ ЗАКЛЮЧЕНИЕ ПОД СТРАЖЕЙ»

В Первомайском райсуде решали, оставлять ли парней на время процесса под стражей.

- О! О! Надо же, сколько журналистов нагнали! Сейчас будем своих задействовать! - говорит мама Саджаи Лали Хвичия.

Женщина то взывает к Господу, то сыплет проклятия и ругательства в адрес силовиков… За решеткой судебной камеры четверо обвиняемых - Саджая в больнице. По мощным фигурам парней видно: они в хорошей физической форме.

- Кроме Саджаи все они занимались рукопашным боем, - сказал нам позже Шнейдмиллер.

Но на Егора Бычкова - нижнетагильского борца с наркоманами - подсудимые не похожи. Ни внешне, ни поступками. Один судим за кражу, другой за мошенничество, третий за нападение на человека. За решеткой они чувствуют себя как дома: Худяков широко раскидывает ноги, упираясь кроссовками в стальные прутья, с лица Григорьева почти весь процесс не сходит улыбка.

- Уже на протяжении года продляют заключение под стражей, - сокрушается Задворнов в разговоре с судьей. - Несмотря на то, что я не мог этого совершить. Прошу перевести меня под домашний арест.

«МЫ ВОЗЬМЕМ ПОД КОНТРОЛЬ НАПИСАНИЕ ВАШЕЙ СТАТЬИ»

Похожие ходатайства поступают от других обвиняемых и их адвокатов. Мол, заключение в следственном изоляторе ничем не обосновано. Слово дают потерпевшим. Сегодня их только двое - отец и сын Мироненко.

- Вы как относитесь к этим ходатайствам? - спрашивает судья.

- Мне седьмой десяток, - неуверенно начинает Мироненко-старший. - Жалко этих ребят. Как вы смогли все это совершить?!

Константин Григорьев – единственный несудимый спортсмен, обвиняемый в серии вымогательствах и грабежах

Константин Григорьев – единственный несудимый спортсмен, обвиняемый в серии вымогательствах и грабежах

Фото: Андрей КУТУЗОВ

- То есть вы поддерживаете их ходатайства? - удивляется судья.

- Он поддерживает то, чтобы они остались под стражей, - помогает отцу сын.

- Э, подсказывать нельзя! - ухмыляется Григорьев.

Судья ненадолго удаляется в совещательную комнату и, приняв решение, возвращается. Арест продлен на 3 месяца. Уголовное дело рассмотрит Советский суд. Пострадавшие быстро покидают зал: ни с кем, в том числе с журналистами, они общаться не хотят. По мнению прокуратуры, люди до сих пор не отошли от ужасных издевательств.

- Будьте вы прокляты, наркоманы проклятые! Не хотите со мной объясниться? - гонится за ними Хвичия.

Ко мне со словами «мы возьмем под контроль написание вашей статьи - пишите аккуратнее» подходит какой-то лысый парень (видимо, один из друзей обвиняемых).

ЕСТЬ МНЕНИЕ

Лали Хвичия: «Половина друзей сына умерли от наркотиков»

- Это началось в 2005 году. Все было понятно. Мама - крупный предприниматель (имеет в виду себя). Страной правили такие люди, как Калганов и Камерцель (бывшие руководители местных угрозыска и УВД соответственно). Мне намекали, чтобы я платила им деньги.

- У вас был бизнес?

- Да, транспортная компания - перевозка пассажиров. Потом моего мужа арестовали за кражу ботинок у бича. Его посадили на 3,5 года. Но мама все равно ничего не стала платить. В итоге мой сын тоже попал в тюрьму. Якобы по обвинению в создании преступной группы и кражах. Он вышел на свободу, стал бороться с наркоторговцами. Его вызывали в полицию, говорили: «Не трогай Дюкова» (один из потерпевших по делу). В итоге сына арестовали. Против Дюкова, кстати, тоже возбудили уголовное дело. За наркотики.

- Зачем нужна была эта борьба? Ну пошел бы ваш сын тогда работать в Госнаркоконтроль…

- А вы не понимаете, что он все крышует?! Потому что, к тому моменту как Заза вышел на свободу, половина друзей сына умерли от наркотиков. Вы журналист нулевой и ничего не понимаете. Еще увидите в суде матерей, которые приходили к ребятам (обвиняемым. - Ред.) со слезами на глазах и просили избавить сыновей от наркотиков.

- Но и вашего супруга судили за наркотики (Саджая-старший был задержан за хранение опия-морфина и приговорен к колонии строгого режима условно). На суде ваш муж все признал.

- Естественно. Против лома нет приема. В карман подложить наркотики несложно.