Премия Рунета-2020
Омск
-5°
Boom metrics
Общество19 августа 2014 8:59

Омич отсудил у медсанчасти 300 000 за смерть жены, которой вовремя не сообщили диагноз

Женщина узнала, что у нее рак, когда было уже поздно
Евгений ЛАМАКИН
Ставший вдовцом Юрий Иванов не может сдержать слез, вспоминая об умершей супруге

Ставший вдовцом Юрий Иванов не может сдержать слез, вспоминая об умершей супруге

Фото: Андрей КУТУЗОВ

Юрий Федорович Иванов перебирает фотографии своей жены Лидии Михайловны. Вот она во время учебы в институте, на другом снимке - в компании коллег. От воспоминаний мужчина начинает рыдать. Успокаивать его приходится сыну, который находится рядом. На одной из фотографий написано: «Желаем крепкого здоровья». Ее на память оставили эстонские коллеги. В советские годы женщина работала в больнице Таллина. В смерти жены Юрий Федорович винит омских медиков…

«Лидочке подписали смертный приговор»

Последние 18 лет Лидия Викторова (она оставила свою фамилию, так как очень уважала отца) трудилась врачом кожвендиспансера № 4.

- Лидочку уважали коллеги, - рассказывает ее муж. - Она диагнозы по симптомам ставила безошибочно - осматривала человека и говорила. А потом этот диагноз подтверждался анализами. В фаворе была у коллектива.

Летом 2012 года ее направили на диспансеризацию, которая проводится раз в 3 года. В том числе нужно было сделать маммографию (обследование молочных желез).

Ее в обязательном порядке должны проходить все женщины после 40 (Лидии Михайловне было 68).

Вдобавок за 8 лет до этого Викторова перенесла операцию из-за воспаления желчного пузыря. Так что к своему здоровью она относилась внимательно.

Лидия Михайловна прошла процедуру. Результаты должны были быть готовы на следующий день. Если бы врачи что-то обнаружили, то обязаны были ей сообщить. Когда женщина возвращалась домой, поскользнулась, упала и сломала руку. Перелом был очень тяжелым. Лидия Михайловна из-за травмы не смогла пройти диспансеризацию до конца. Правда, как утверждает ее муж, она позвонила врачам - чтобы узнать результаты маммографии.

- Если ничего не сообщили - значит, все нормально, - такой, по словам Юрия Федоровича, услышала супруга ответ.

Через два месяца женщина восстановилась и вышла на работу. Ее как раз направили в военную комиссию, которая обследовала призывников. С работы Лидия Михайловна стала приходить уставшей.

С каждым днем ходить ей становилось все труднее.

- Мы думали: ну мало ли что - возраст все-таки, - продолжает Юрий Иванов. - А однажды она стала жаловаться на боли в районе печени. Я пощупал, а там все твердое.

Лидия Михайловна отправилась в частную клинику и обследовалась там. В тот вечер домой она пришла сама не своя. На вопросы супруга, что с ней случилось, молча протянула медицинские бумаги. В них - страшный диагноз: рак молочной железы последней стадии. Оперировать было уже поздно.

Она угасала с каждым днем. В январе этого года Лидии Михайловны не стало.

- Если бы врачи медсанчасти сообщили жене о диагнозе тогда - летом, ее можно было спасти! - сквозь слезы говорит Юрий Федорович. - Супруга всю жизнь боялась заболеть раком.

А в суде представители больницы еще и обвиняли Лидочку: якобы она сама невнимательно отнеслась к своему здоровью - не прошла до конца диспансеризацию. Но ведь она лежала дома. Из-за сломанной руки плохо себя чувствовала. Да если бы ей сказали о болезни, мой сын лично на руках ее в больницу бы принес. Ей подписали смертный приговор…

Лидия Михайловна в компании коллеги (слева)     Фото: личный архив Юрия Иванова

Лидия Михайловна в компании коллеги (слева) Фото: личный архив Юрия Иванова

Главврач медучреждения: «Нам не хватило настойчивости»

Юрий Иванов решил добиться справедливости. Судиться с мед-санчастью он начал, когда супруга была жива. Мужчина утверждал: если бы не халатность врачей, Лидию Михайловну можно было бы спасти. Представители МСЧ с этим не соглашались. За моральные страдания омич требовал 3 миллиона рублей. Но Октябрьский суд постановил: учреждение должно выплатить Иванову всего 55 тысяч.

Там выяснилось, что работники больницы занесли результаты маммографии, на которых было видно злокачественное образование, в базу данных для передачи информации в поликлинику по месту жительства. Да, действительно, они по телефону несколько раз приглашали женщину для дальнейшего прохождения диспансеризации, звонили на работу. Вот только диагноз, о котором уже тогда было известно, Викторовой так и не сообщили. При этом по закону врачи, зная о неблагоприятном диагнозе, должны были в деликатной форме информировать об этом заболевшую и ее ближайших родственников - если она не запретила этого делать.

МСЧ № 4 не согласилась с решением суда и обжаловала его в областном. Однако тот назначил еще большее наказание. В результате больница должна выплатить Иванову 300 000, а также 200 рублей - в доход местного бюджета. Это решение, судя по всему, стороны оспаривать не будут. Мы пообщались с главврачом медсанчасти и узнали его мнение об этой истории.

- Самое печальное, что умерла женщина - наша коллега, - говорит главврач МСЧ № 4 Юрий Филатов. - Не снимаю с себя ответственности и комментировать решение суда не буду. Но в этой истории не все так однозначно. Нам не хватило настойчивости. Мы звонили по двум номерам, которые указала пациентка, передавали информацию через работодателя, чтобы она пришла в больницу. Но она не явилась сразу. Так что и женщина должна была проявить ответственность и пройти диспансеризацию до конца.

- Но ведь сейчас у каждого есть мобильный…

- Пациенты не всегда его указывают. Вдобавок нигде не прописано, каким образом мы должны сообщать диагноз: по телефону, письмом и т. д. Для нас эта история стала наукой - теперь будем информировать людей всеми возможными способами. Пропишем пошагово, что делать в подобной ситуации.

- Где будете брать деньги, которые должны выплатить?

- В нашем медучреждении есть платные услуги. Например, за нахождение в палате с более комфортными условиями. Проигранная сумма для нас ощутимая. На нее мы могли бы сделать ремонт в помещениях. Но теперь придется заплатить эти деньги. В любом случае качество оказания медпомощи от этого не пострадает. Я как главврач обязан не допустить этого.

КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА

«Такое решение - прецедент для нашего города»

Руководитель Центра медицинского права Алексей Панов:

- Это очень хорошее решение суда - знак для лечебных учреждений.

Лет 16 назад такие иски даже не принимались к рассмотрению. Дело в том, что медсанчасть напрямую своими услугами не нанесла вред истцу. Физически же пострадал не он. Думаю, подобная сумма в таких процессах будет максимальной. Если же судится сам пострадавший пациент - компенсация может составить от 500 000 рублей и выше. В общем, это прецедент для нашего региона. Более того, я и в России подобных процессов не припомню.