Общество4 июня 2014 12:17

Капитан омского теплохода, после крушения которого погибли 6 человек: Все в речпорту знали, что у «Полесья» неисправно рулевое управление

Пострадавшие в суде требуют у Юрия Ратько и предприятия более 20 миллионов рублей
Андрей АРТЕМКИН
Андрей АРТЕМКИН
Пострадавшие в крушении требуют у Юрия Ратько и Речного порта более 20 миллионов рублей

Пострадавшие в крушении требуют у Юрия Ратько и Речного порта более 20 миллионов рублей

Фото: Татьяна ЭЙХМАН

- Пожизненное тебе нужно дать! - со злой ухмылкой сказал в сторону подсудимого широкоплечий мужчина, сидевший в своей машине. Это один из пассажиров «Полесья-8», врезавшегося в баржу (подробнее см. «Наша справка»). За 10 минут до этого он в трех словах умудрился ответить на вопрос гособвинителя о том, что происходило тогда на судне.- Врезались, потом спасались, - без эмоций сказал свидетель.Выйдя из зала суда, потерпевший дал волю чувствам.Ратько слов в свой адрес либо не заметил, либо сделал вид, что не услышал их.«Понял, что произошло, когда увидел женщину с разрезанными ногами»Пострадавшие по очереди выходили к судебной трибуне и отвечали на вопросы: что произошло в тот день? Какие у вас были травмы? Медицинских терминов звучало столько, что хватило бы на 5 лекций в мед-академии.Почти все потерпевшие получили в катастрофе по несколько травм - от переломов ребер и порезов до сломанных костей черепа. И сейчас многие из них еще лечатся, а кто-то потерял здоровье навсегда. Например, у одного из пассажиров с тех пор «шумит в голове». Еще мужчина говорит, что не чувствует вкуса, а также не может даже нормально почистить зубы, потому что эта процедура сразу вызывает у него рвотный рефлекс.Почти у всех пострадавших было по несколько травм - от переломов ребер и порезов до сломанных костей черепа Фото: Татьяна ЭЙХМАНПассажиры за несколько минут в суде вновь проживали тот страшный день. Истории почти всех были похожи: «Плыли нормально, любовались окрестностями, потом неожиданный удар. Потеря сознания. Когда очнулся - меня уже вытаскивали».- Когда пришел в себя, не понимал, что происходит, был заторможен, - рассказал Александр Фадеев. - Осознание случившегося пришло тогда, когда увидел женщину с разрезанными ногами…Несколько человек из-за волнения не могли спокойно говорить. Когда гособвинитель начинала зачитывать вслух обстоятельства дела, родственники погибших, слыша подробности, рыдали…Представитель речного порта: «Мы тоже пострадали»На первом заседании некоторые потерпевшие говорили, что будут требовать от капитана компенсации за моральный вред. Те, кто пострадал серьезно, рассчитывают получить от 1 до 1,5 миллионов рублей. Родственники погибших требуют 2 миллиона. Общая сумма исков составила 10 миллионов. Правда, сам капитан сказал, что ему платить нечем. У него только однокомнатная квартира, в которой он живет вместе с женой и маленькой дочкой, и сейчас нет работы. Поняв, что с капитана взять нечего, часть пострадавших предъявили иски на сумму в 12 миллионов рублей к речному порту как к работодателю Ратько. Представитель организации заявила, что им еще нужно уточнить свою позицию, но иски они не признают.Пострадавшие просят взыскать с Речного порта 12 миллионов рублей Фото: Татьяна ЭЙХМАНТакже судья и гособвинитель интересовались у людей, какого наказания заслуживает Ратько. Перед первым заседанием несколько человек высказались против того, чтобы дело слушалось в особом порядке (в сжатые сроки и без исследования доказательств). При таком раскладе капитан мог получить меньший срок.Кто-то из пострадавших отвечал, что оставляет решение на усмотрение суда, другие попросили максимально строгого наказания (7 лет лишения свободы). У пассажирки теплохода Ольги Сергеевны в том крушении погибли родители. В тот злополучный день они отмечали годовщину свадьбы.- Я ничего у него не прошу и ничего ему не желаю, - сказала женщина. - Моих родителей уже не вернешь.Полиция допрашивала людей прямо в приемном отделении больницы Фото: Станислав МУХИНМногие пострадавшие, подходя к трибуне, бросали взгляды на Ратько, а он старался не смот-реть в сторону потерпевших.Уже в самом конце заседания представитель речного порта неожиданно обратилась к судье:- А почему нам не дали выступить? Мы ведь тоже пострадавшие.Это заявление вызвало у собравшихся нервный смех.Представитель речпорта сообщила, что они тоже будут предъявлять Ратько иск. За разрушенный теплоход, который не подлежит восстановлению, организация требует с капитана 6 миллионов рублей.Наша справка17 августа 2013 года во время экскурсионного рейса в Ачаир судно столкнулось с баржей. Борт теплохода разворотило так, что часть его ушла под воду. В результате погибли 6 пассажиров, а 47 получили травмы, в том числе и очень тяжелые.Капитан «Полесья» Юрий Ратько накануне выпивал и управлял судном в нетрезвом виде. Следователи считают, что именно это не позволило ему вовремя среагировать на приближение баржи. На какой-то момент Ратько отвлекся, а когда увидел судно, уйти от столкновения уже не успел.Теплоход должны отбуксировать к берегу Фото: Николай КРИВИЧПРЯМАЯ РЕЧЬ«Если бы мы врезались лоб в лоб - в живых вообще никого бы не осталось!»Юрий Ратько:- Я работал по 14 часов в день без выходных на протяжении двух с половиной месяцев. Можно сказать, жил на этом судне. Понятно, что был измотан. Все эти данные легко проверить по судовому журналу. Получал около 40 тысяч рублей в месяц. Но это сезонная работа, период навигации у нас в регионе небольшой.- Почему вы не попросили отгул?- Вариантов других не было - нехватка кадров. О своей усталости я несколько раз говорил начальнику службы пассажирских перевозок речпорта (в отношении него сейчас расследуется другое уголовное дело), и диспетчеры это слышали. Но начальник сказал, что все билеты на рейс уже куплены и отменить его он не может.- У «Полесья» были какие-то технические проблемы?- У этого теплохода с 2009 года было неисправно рулевое управление. Да, судно ремонтировали, в частности, был заменен двигатель. Но проблему с управлением не решили. Я не мог понять причину. Через 20-30 минут работы начинало греться масло, и теплоход становился менее управляемым. Все знали об этом, но теперь молчат. Не хотят связываться. Я давал показания, но следователь сказал, что доказать неисправность рулевого управления нереально.- Вы могли избежать столкновения?- У меня был только один выход - переложить рули на правый борт, что я и сделал. Но времени не хватило. Если бы мы столкнулись лоб в лоб - вообще бы в живых никого не осталось. Теплоход не машина, резко его не остановишь. Кроме того, конструкция теплохода такова, что любое маленькое препятствие может повлиять на его движение - даже плавающий в воде пустой тетрапак. «Полесье» в таком техническом состоянии вообще нельзя было эксплуатировать.

- Врезались, потом спасались, - без эмоций сказал свидетель.

Выйдя из зала суда, потерпевший дал волю чувствам.

Ратько слов в свой адрес либо не заметил, либо сделал вид, что не услышал их.

«Понял, что произошло, когда увидел женщину с разрезанными ногами»

Пострадавшие по очереди выходили к судебной трибуне и отвечали на вопросы: что произошло в тот день? Какие у вас были травмы? Медицинских терминов звучало столько, что хватило бы на 5 лекций в мед-академии.

Почти все потерпевшие получили в катастрофе по несколько травм - от переломов ребер и порезов до сломанных костей черепа. И сейчас многие из них еще лечатся, а кто-то потерял здоровье навсегда. Например, у одного из пассажиров с тех пор «шумит в голове». Еще мужчина говорит, что не чувствует вкуса, а также не может даже нормально почистить зубы, потому что эта процедура сразу вызывает у него рвотный рефлекс.

Почти у всех пострадавших было по несколько травм - от переломов ребер и порезов до сломанных костей черепа

Почти у всех пострадавших было по несколько травм - от переломов ребер и порезов до сломанных костей черепа

Фото: Татьяна ЭЙХМАН

Пассажиры за несколько минут в суде вновь проживали тот страшный день. Истории почти всех были похожи: «Плыли нормально, любовались окрестностями, потом неожиданный удар. Потеря сознания. Когда очнулся - меня уже вытаскивали».

- Когда пришел в себя, не понимал, что происходит, был заторможен, - рассказал Александр Фадеев. - Осознание случившегося пришло тогда, когда увидел женщину с разрезанными ногами…

Несколько человек из-за волнения не могли спокойно говорить. Когда гособвинитель начинала зачитывать вслух обстоятельства дела, родственники погибших, слыша подробности, рыдали…

Представитель речного порта: «Мы тоже пострадали»

На первом заседании некоторые потерпевшие говорили, что будут требовать от капитана компенсации за моральный вред. Те, кто пострадал серьезно, рассчитывают получить от 1 до 1,5 миллионов рублей. Родственники погибших требуют 2 миллиона. Общая сумма исков составила 10 миллионов. Правда, сам капитан сказал, что ему платить нечем. У него только однокомнатная квартира, в которой он живет вместе с женой и маленькой дочкой, и сейчас нет работы. Поняв, что с капитана взять нечего, часть пострадавших предъявили иски на сумму в 12 миллионов рублей к речному порту как к работодателю Ратько. Представитель организации заявила, что им еще нужно уточнить свою позицию, но иски они не признают.

Пострадавшие просят взыскать с Речного порта 12 миллионов рублей

Пострадавшие просят взыскать с Речного порта 12 миллионов рублей

Фото: Татьяна ЭЙХМАН

Также судья и гособвинитель интересовались у людей, какого наказания заслуживает Ратько. Перед первым заседанием несколько человек высказались против того, чтобы дело слушалось в особом порядке (в сжатые сроки и без исследования доказательств). При таком раскладе капитан мог получить меньший срок.

Кто-то из пострадавших отвечал, что оставляет решение на усмотрение суда, другие попросили максимально строгого наказания (7 лет лишения свободы). У пассажирки теплохода Ольги Сергеевны в том крушении погибли родители. В тот злополучный день они отмечали годовщину свадьбы.

- Я ничего у него не прошу и ничего ему не желаю, - сказала женщина. - Моих родителей уже не вернешь.

Полиция допрашивала людей прямо в приемном отделении больницы

Полиция допрашивала людей прямо в приемном отделении больницы

Фото: Станислав МУХИН

Многие пострадавшие, подходя к трибуне, бросали взгляды на Ратько, а он старался не смот-реть в сторону потерпевших.

Уже в самом конце заседания представитель речного порта неожиданно обратилась к судье:

- А почему нам не дали выступить? Мы ведь тоже пострадавшие.

Это заявление вызвало у собравшихся нервный смех.

Представитель речпорта сообщила, что они тоже будут предъявлять Ратько иск. За разрушенный теплоход, который не подлежит восстановлению, организация требует с капитана 6 миллионов рублей.

Наша справка

17 августа 2013 года во время экскурсионного рейса в Ачаир судно столкнулось с баржей. Борт теплохода разворотило так, что часть его ушла под воду. В результате погибли 6 пассажиров, а 47 получили травмы, в том числе и очень тяжелые.

Капитан «Полесья» Юрий Ратько накануне выпивал и управлял судном в нетрезвом виде. Следователи считают, что именно это не позволило ему вовремя среагировать на приближение баржи. На какой-то момент Ратько отвлекся, а когда увидел судно, уйти от столкновения уже не успел.

Теплоход должны отбуксировать к берегу

Теплоход должны отбуксировать к берегу

Фото: Николай КРИВИЧ

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

«Если бы мы врезались лоб в лоб - в живых вообще никого бы не осталось!»

Юрий Ратько:

- Я работал по 14 часов в день без выходных на протяжении двух с половиной месяцев. Можно сказать, жил на этом судне. Понятно, что был измотан. Все эти данные легко проверить по судовому журналу. Получал около 40 тысяч рублей в месяц. Но это сезонная работа, период навигации у нас в регионе небольшой.

- Почему вы не попросили отгул?

- Вариантов других не было - нехватка кадров. О своей усталости я несколько раз говорил начальнику службы пассажирских перевозок речпорта (в отношении него сейчас расследуется другое уголовное дело), и диспетчеры это слышали. Но начальник сказал, что все билеты на рейс уже куплены и отменить его он не может.

- У «Полесья» были какие-то технические проблемы?

- У этого теплохода с 2009 года было неисправно рулевое управление. Да, судно ремонтировали, в частности, был заменен двигатель. Но проблему с управлением не решили. Я не мог понять причину. Через 20-30 минут работы начинало греться масло, и теплоход становился менее управляемым. Все знали об этом, но теперь молчат. Не хотят связываться. Я давал показания, но следователь сказал, что доказать неисправность рулевого управления нереально.

- Вы могли избежать столкновения?

- У меня был только один выход - переложить рули на правый борт, что я и сделал. Но времени не хватило. Если бы мы столкнулись лоб в лоб - вообще бы в живых никого не осталось. Теплоход не машина, резко его не остановишь. Кроме того, конструкция теплохода такова, что любое маленькое препятствие может повлиять на его движение - даже плавающий в воде пустой тетрапак. «Полесье» в таком техническом состоянии вообще нельзя было эксплуатировать.