Премия Рунета-2020
Омск
-5°
Boom metrics
Общество19 декабря 2013 12:38

Омичка требует полмиллиона рублей за то, что ей не сообщили о смерти дочери

Погибшую девушку не опознали и похоронили вместе с бомжами
Омичка требует полмиллиона рублей за то, что ей не сообщили о смерти дочери

Омичка требует полмиллиона рублей за то, что ей не сообщили о смерти дочери

Фото: Татьяна ЭЙХМАН

«КРИСТИНА ОСТАВИЛА СПИСОК ПРИГЛАШЕННЫХ НА СВОИ ПОХОРОНЫ»

Наталья сначала воспитывала свою девочку одна. Кристина Гончарук в школе была отличницей. А когда дочери исполнилось 15 лет, женщина вышла замуж. И начались постоянные конфликты между подростком и отчимом. Кристина даже пыталась вскрыть вены, но тогда ее спасли.

Школьница потребовала, чтобы родители подарили ей свою комнату. Наталья с супругом купили себе квартиру в ипотеку, а Кристина осталась жить одна. И все пошло наперекосяк.

– Она бросила учебу, связалась с женатым мужчиной. Ну а характер у нее всегда был сложный, – рассказывает Наталья. – В последнее время мне казалось, что мы говорим на разных языках. Бывало, после ссоры она месяц со мной не общалась.

В очередной раз мать и дочь перестали поддерживать связь перед тем, как девушке исполнилось 22 года. Кристина с компанией друзей ранним утром начала шумно отмечать это событие.

– Она обиделась и опять перестала звонить – как обычно после ссор, – продолжает рассказ Наталья. – Но я узнавала об ее жизни от соседки по коммуналке. Та говорит: «Кристина в Магнитогорск поехала». Я удивилась: зачем ее туда понесло? Но успокоилась. Думаю, остынет – сама позвонит. Потом соседка предложила купить ее комнату – чтобы у Кристины была вся квартира. А когда я приехала, выяснилось, что дочь так и не появлялась дома. И у меня засосало под ложечкой.

Когда Наталья вошла в комнату, поняла, что с дочерью произошло непоправимое. Окно было распахнуто, на стене развешаны фото друзей – как будто Кристина с ними прощалась. А потом женщина села в кресло. Что-то хрустнуло. Оказалось, записка: «Мамочка, прости!». И список тех, кого надо пригласить на похороны.

– В самое худшее я не поверила, – со слезами вспоминает Наталья. – Кристина так меня стращала не в первый раз. Ей нравилась моя реакция.

СЛЕДОВАТЕЛЬ РЕШИЛ, ЧТО РОДНЫХ У ДЕВУШКИ НЕТ, ЗАЙДЯ В СОЦСЕТЬ

Обезумевшая от страха мать бросилась к знакомой в бюро регистрации несчастных случаев. Через 20 минут ей перезвонили и сказали, что ее дочь спрыгнула с Фрунзенского моста.

– Когда узнала, кричала так, что все соседи сбежались, – содрогается женщина. – Потом собралась и спросила, где забрать тело. А мне говорят: «Ее уже похоронили в общей могиле». Я чуть с ума не сошла в тот момент!

Как выяснилось, дело о суициде передавалось от одного следователя к другому. Последним им занимался Андрей Дзюба.

– Я побывал в доме, где жила погибшая. Но попасть туда не смог, поэтому никого не опросил, – пояснил опер. – После этого зашел в соцсеть «ВКонтакте» и нашел там некую Кристину Гончарук. Но у нее в друзьях никого с такой же фамилией не было. Поэтому я решил, что родных у нее нет.

«ДОЧКА СПЕЦИАЛЬНО ВЗЯЛА С СОБОЙ ПАСПОРТ, ЧТОБЫ ЕЕ БЫСТРЕЕ ОПОЗНАЛИ»

Кстати, в доме, где жила девушка, находится участковый пункт полиции.

– Да найти ее семью – дело пяти минут! Каждый раз, когда Кристина шумно что-то отмечала с друзьями, мне звонил участковый. Находил моментально! Да и дом – коммуналка. Соседи друг о друге все знают. Тем более, что дочь там жила почти с рождения, – уверяет Наталья. – Думаю, следователь даже не приезжал туда. Просто человеку не хотелось заниматься какой-то там самоубийцей. Даже документы все оформлены как попало! В одном месте переврали отчество дочери, в другом напутали с датой смерти.

В морг Кристину привезли как неопознанное тело. Там она пролежала 21 день. А когда не нашли никого из родных – ее закопали рядом с бомжами. И это несмотря на то, что при девушке был паспорт. Мать считает: она взяла его намеренно – чтобы сразу опознали.

– Женщина в морге мне потом рассказала, что не могла поверить в то, что у молодой хорошо одетой девушки нет родных, – говорит Наталья.

Убитой горем матери пришлось добиваться эксгумации тела своего ребенка. Ей сказали, что на получение разрешения уйдет месяц.

– Тут уже я возмутилась: лето, жара, дочь умерла месяц назад! Еще через месяц от тела вообще ничего не останется. Как я ее опознавать-то буду?! – продолжает Наталья.

Впрочем, по словам Гончарук, обещание полностью оплатить эту неприятную процедуру ускорило процесс. Вскоре девушку все-таки эксгумировали.

– Гроб, где она лежала, был такой плохонький, что развалился, едва его стали доставать. Кто будет стараться для бомжа?! Дочь закопали как животное: голую, замотали в какую-то тряпку, – рыдает женщина. – Но, что удивительно, я ее сразу узнала по шрамикам на запястьях. Кристина лежала, как будто только что упала. На коленях и локтях была запекшаяся кровь.

Наталья Гончарук рассказывает, что от пережитого серьезно заболела, – лечится до сих пор. Подала иск к следственному комитету. Пережитые страдания женщина оценила в полмиллиона рублей. В Центральном суде ей отказали в удовлетворении требований. Это решение женщина собирается обжаловать в вышестоящей инстанции.

ДРУГОЕ МНЕНИЕ

«Следователь не обязан искать родственников самоубийцы»

Cтарший помощник руководителя по взаимодействию со СМИ СУ СК РФ по Омской области Лариса БОЛДИНОВА:

– Мы можем руководствоваться только решением суда. А он не усмотрел в действиях нашего сотрудника преступного действия, либо бездействия. По закону следователь не обязан искать родственников человека, покончившего с собой, – так как нет состава преступления. А погибшая была именно самоубийцей. О ее неоднократных попытках свести счеты с жизнью говорила во время опроса и ее мать. Кроме того, Наталья Гончарук решила выяснить, где находится ее дочь, только через месяц после ее смерти. Имея должную степень заботы о близком ей родственнике и при наличии заинтересованности в отношении к ней, истец могла узнать о смерти дочери и раньше. По первому же требованию Гончарук ей выдали разрешение на эксгумацию и перезахоронение тела родственницы.