Премия Рунета-2020
Омск
-24°
Boom metrics
Происшествия1 ноября 2013 14:00

Отец повесившегося омского призывника из православной роты: «Накануне в части произошла драка»

До дембеля парню оставалось всего шесть дней, поэтому родители не верят в то, что их сын покончил с собой
Чтобы служить на Валааме, омич полгода жил при местном монастыре

Чтобы служить на Валааме, омич полгода жил при местном монастыре

«Жора был спокойным мальчиком, но в обиду себя не давал»

Тело 20-летнего Георгия Михайлова из села Нижнеиртышское Омской области обнаружил дневальный. Парня нашли повешенным на навесе для дров, который находился на территории военной части острова Валаам. Эта единственная в стране военная часть для православных, и находится она в Карелии. Чтобы попасть туда, Георгий полгода жил при местном монастыре. А служил срочником в подразделении радиолокации Войск противовоздушной обороны.

Михайловы очень религиозны. Глава семейства отец Владимир долгое время колесит по области и восстанавливает храмы. Поэтому ни для кого не стало сюрпризом, когда после окончания школы в 2011 году Георгий засобирался служить на Валаам.

- Папа у него Владимир - наш местный батюшка. Со своей супругой они давно приехали сюда восстанавливать церковь. Епархия их отправила с этой целью, - рассказывает заместитель директора Нижнеиртышской школы Тамара Алексеевна. - Хорошая, небольшая церквушка такая, службы проводили. Георгий пошел к нам в 1-й класс. У него есть старшая сестра Мария. Она сейчас живет при монастыре в Москве и пишет иконы. Младшая сестра успела окончить у нас только 9 классов. В сентябре Михайловы переехали в Усть-Ишимский район. Епархия отправила их восстанавливать в одном из сел на берегу реки большую церковь, у которой давно были снесены купола. Туда же после службы собирался и Георгий.

По словам педагога, парень в будущем мечтал писать иконы, а из армии присылал родным только положительные письма. - Как жаль, очень хороший мальчик… Был гордостью школы, - вздыхает учительница. - У нас везде висят его картины, которые Георгий писал воском. Спокойный, неконфликтный. В школе его все любили. В аттестате у него только четверки и пятерки. Военная прокуратура Петрозаводского района, как и следствие, пока очень скупо комментирует случившееся. Основная версия силовиков - суицид. Военный прокурор Валерий Могак говорит, что следов побоев на теле омского призывника найдено не было. Информация о доведении до самоубийства вроде бы тоже не подтвердилась. Следователи продолжают разбираться в причинах случившегося.

«Общались с сыном за два дня до случившегося - он был в приподнятом настроении»

Однако отец Георгия в версию самоубийства своего сына не верит. Это действительно странно, учитывая, что до дембеля парню оставалось каких-то 6 дней.

- Для нас произошло необъяснимое. В то, что сын мог наложить на себя руки, мы не верим. Для православных ведь это страшный грех, - с трудом подбирает слова отец Георгия Владимир Михайлов. - Тем более наши знакомые, которые живут при монастыре на Валааме, рассказали, что накануне в части была драка. Подробностей пока не знаем.

Родители недоумевают: как могло такое случиться? Ведь накануне, за два дня до случившегося, их мальчик звонил домой и был в приподнятом настроении. Георгий сообщил, что собрал все необходимые вещи, и просил прислать денег на обратную дорогу. Беды ничего не предвещало.

- Командир части во время общения с нами хвалил Георгия, говорил, что он хорошо справляется. Тем не менее из телефонных разговоров было ясно, что сыну там нелегко, - продолжает Владимир Александрович. - Когда я задавал вопросы о его службе и условиях, он постоянно молчал в трубку. Понимаете, он у нас мальчик нежный был, можно даже сказать ранимый. Что уж там случилось - мы не знаем.

У Михайловых остались еще трое детей. По словам отца призывника, буквально в последнее время в часть прибыли срочники не из числа верующих. Скорее всего, среди них были те, кто просто хотел служить в комфортных условиях. Может быть, с ними у находившихся на Валааме и произошел конфликт?

- Мы не хотим искать виновных. Это просто Божье послание нам, видимо, - с горечью говорит отец погибшего призывника.