Олечка - ангел "красной зоны": Как спасают самых тяжелых больных коронавирусом

Наш корреспондент побывал в Центре оказания помощи заболевшим COVID-19 в НМИЦ эндокринологии
Ангел КТ - Олечка.

Ангел КТ - Олечка.

Фото: Иван МАКЕЕВ

С Иваном мы познакомились около двух лет назад. Оказались вместе в медицинской экспедиции «Рубежи России» на Курилах. Он в качестве врача, а я — в привычном амплуа фотографа. Как это часто бывает, после мы не общались. Взаимные лайки в соцсетях — не в счёт. Но несколько дней назад он опубликовал в инстаграмме снимок, на котором он в защитном комбинезоне. И я решил поехать к нему...

Увидеться близко у нас не получилось, причина тому — забор и бдительная охрана. Дело в том, что до приемного отделения для больных Covid — метров двадцать от периметра. Видно как подъезжают кареты скорой помощи, как врачи бережно пересаживают больных на каталки и везут в отделение.

Видно и моего знакомого: вот он в защитном комбинезоне на крыльце приемного отделения. В таком костюме жарко, кислородное голодание начинаешь ощущать очень быстро; смену в таком облачении провести — тяжкий труд, имел позже возможность убедиться на себе. Ну а тогда, при моем появлении с фотообъективом, направленным в сторону инфекционного корпуса, охрана среагировала быстро и через пять минут я уже разговаривал по телефону, который набрал сотрудник, с руководителем пресс-службы Национального медицинского исследовательского центра эндокринологии. С Александром Ужановым договорились, что мне представится возможность сделать снимки внутри «красной зоны» их COVID-Центра.

Прежде, чем войти в «красную зону», нужно получить со склада комбинезоны, маски и другие средства индивидуальной защиты.

Прежде, чем войти в «красную зону», нужно получить со склада комбинезоны, маски и другие средства индивидуальной защиты.

Фото: Иван МАКЕЕВ

«Центр оказания помощи заболевшим COVID-19 был открыт в НМИЦ эндокринологии пятого мая. В приоритете - пациенты с заболеваниями эндокринной системы. Благодаря имевшемуся у нас запасу времени, мы тщательно подготовились: полностью перепрофилировали второй многопрофильный девятиэтажный корпус НМИЦ эндокринологии по улице Дм.Ульянова, 11 с емкостью 127 койко-мест для пациентов с подтвержденным коронавирусом и подозрением на его наличие, в кратчайшие сроки развернули необходимую инфраструктуру. Создали систему шлюзов входа и выхода, наладили системы фильтрации воздуха. Отработали механизмы доставки пациентов, врачи прошли необходимые тренинги, рекомендованные Министерством здравоохранения», - рассказывает Директор Центра, член-корреспондент Российской академии наук Наталья Мокрышева.

Сотрудницы здесь очень симпатичные. Даже маски не могут скрыть эту красоту.

Сотрудницы здесь очень симпатичные. Даже маски не могут скрыть эту красоту.

Фото: Иван МАКЕЕВ

Утренняя смена в Центре COVID-19 в Национальном медицинском исследовательском центре эндокринологии начинается рано. Впрочем, это просто я рано утром приехал к очередной пересменке, а врачи дежурят круглосуточно. Проход в «красную зону» здесь — процедура долгая, а соблюдение предельно жестких требований безопасности — жизненная необходимость. Сначала — внутренний хирургический костюм, обязательно две пары перчаток, шапочка, респиратор, верхний защитный комбинезон с синими полосками, потом очки. На ноги тапочки и специальные бахилы и многократная проклейка скотчем всех стыков так, чтобы у вируса не было шанса проникнуть под одежду. На входе система шлюзов, а внутри — несколько лифтов: для персонала, для лабораторных анализов, для отходов и т. д.

Все стыки на одежде тщательно проклеиваются скотчем.

Все стыки на одежде тщательно проклеиваются скотчем.

Фото: Иван МАКЕЕВ

«В приемном отделении тихо. Монотонно жужжат системные блоки и рация на столе тихонько потрескивает. Но все меняется, когда приходит сигнал «скорая». Дежурная бригада мгновенно приходит в готовность к приему очередного пациента. И каждый медицинский работник приемного отделения четко знает свою задачу. Пока один меряет давление, а другой — уровень кислорода, третий — уже готовит аппарат КТ. У молодой девушки-врача на комбинезоне простая надпись - Олечка. Здесь ее прозвали Ангелом КТ.

«Пациенты, благодаря отлаженной системе диагностики, получают лечение в первый же час поступления в клинику», - продолжает рассказ Наталья Мокрышева.

Руководитель Центра COVID-19, эндокринный хирург, д.м.н. Дмитрий Бельцевич.

Руководитель Центра COVID-19, эндокринный хирург, д.м.н. Дмитрий Бельцевич.

Фото: Иван МАКЕЕВ

В приемном отделении работа идет быстро и четко. Механизм отлажен, как часы.

В приемном отделении работа идет быстро и четко. Механизм отлажен, как часы.

Фото: Иван МАКЕЕВ

Первым делом пациенты попадают на компьютерную томографию (КТ).

Первым делом пациенты попадают на компьютерную томографию (КТ).

Фото: Иван МАКЕЕВ

Мы поднимаемся на восьмой этаж — в отделение реанимации. Здесь на аппаратах ИВЛ (искусственная вентиляция легких) лежат самые «тяжелые» пациенты. Поначалу кажется, что тут все, как в обычной больнице: утренний обход, лекарства, завтрак. Но фотообъектив выхватывает в этом пространстве бесценные кадры ожесточенной схватки врачей за жизнь людей.

Утро, даже в реанимации, начинается с обхода пациентов. Консилиум. Когда необходим мозговой штурм.

Утро, даже в реанимации, начинается с обхода пациентов. Консилиум. Когда необходим мозговой штурм.

Фото: Иван МАКЕЕВ

ИВЛ – аппарат искусственной вентиляции легких – он спасает самых тяжелых пациентов.

ИВЛ – аппарат искусственной вентиляции легких – он спасает самых тяжелых пациентов.

Фото: Иван МАКЕЕВ

Реанимация... На экран выводятся все основные показатели, связанные с дыханием.

Реанимация... На экран выводятся все основные показатели, связанные с дыханием.

Фото: Иван МАКЕЕВ

«Всего в Центре COVID-19 занято 292 человека, врачей - 107 человек, 118 — сестры и лаборанты, 44 человека - младший медперсонал, 23 администратора. Самая тяжелая работа — именно в реанимации. Как и во всех учреждениях, не хватает реаниматологов. У них фактически нет понятия «смена». Работают столько, сколько нужно для пациентов», - отмечает врач высшей квалификационной категории Наталья Георгиевна.

Большое количество проводов и несколько мониторов помогают врачам следить за каждым вдохом и выдохом больного.

Большое количество проводов и несколько мониторов помогают врачам следить за каждым вдохом и выдохом больного.

Фото: Иван МАКЕЕВ

Этот снимок Бабы Розы, так старушку называли в отделении, я сделал около девяти утра. Спустя четыре часа нам сообщили что она скончалась…

Этот снимок Бабы Розы, так старушку называли в отделении, я сделал около девяти утра. Спустя четыре часа нам сообщили что она скончалась…

Фото: Иван МАКЕЕВ

Резервные аппараты ИВЛ наготове.

Резервные аппараты ИВЛ наготове.

Фото: Иван МАКЕЕВ

Врачи круглосуточно дежурят возле больных.

Врачи круглосуточно дежурят возле больных.

Фото: Иван МАКЕЕВ

Пост дежурной медсестры в реанимации.

Пост дежурной медсестры в реанимации.

Фото: Иван МАКЕЕВ

Мое путешествие по Центру продолжается. Нахожусь на этаже, где в «мирной» жизни размещался Институт детской эндокринологии, сейчас здесь лежат тяжелые больные на ИВЛ. Это отделение возглавляет доктор медицинских наук, заведующий отделом кардиологии и хирургии, член-корреспондент РАН Виктор Калашников.

Лягушки, зайчики, колобки… Раньше здесь было детское отделение.

Лягушки, зайчики, колобки… Раньше здесь было детское отделение.

Фото: Иван МАКЕЕВ

О том, что в этом пространстве раньше лечили детей с сахарным диабетом и другими заболеваниями эндокринной системы напоминают лишь рисунки котиков, ежиков и лягушек на стенах. Вдоль коридоров выстроены мобильные аппараты ИВЛ и другое значимое медицинское оборудование. В каждой палате — система подачи кислорода. Пациенты периодически дышат им через специальные маски. Так легче переносится болезнь.

Старшая медсестра Наталья Синицына точно знает, кто в какой палате.

Старшая медсестра Наталья Синицына точно знает, кто в какой палате.

Фото: Иван МАКЕЕВ

«Командует» тут старшая медсестра Наталья Владимировна Синицына. Высокая и статная, её энергетика заряжает с первых минут общения. Видно, что её уважают и любят, как пациенты, так и медперсонал. Мне кажется, именно таким и должен быть доктор: компетентность, собранность, деловитость и чуткость. Работа не останавливается ни на минуту, она быстро и четко отдает указания сотрудникам, параллельно представляя мне и сопровождавшему меня руководителю пресс-службы НМИЦ эндокринологии Александру Ужанову отделение, знакомит с пациентами и персоналом.

Андрею скоро на выписку и он благодарен своим спасителям.

Андрею скоро на выписку и он благодарен своим спасителям.

Фото: Иван МАКЕЕВ

Старшая медсестра Наталья Синицына всегда находит время и силы чтобы поддержать своих коллег.

Старшая медсестра Наталья Синицына всегда находит время и силы чтобы поддержать своих коллег.

Фото: Иван МАКЕЕВ

Вот Анастасия Шевэ, врач-ординатор, добровольцем пришла трудится в Центр COVID-19 в его приемное отделение, с первых дней его работы находилась там. Затем попросилась в отделение с тяжелыми пациентами, находящимися на ИВЛ.

«Каждый пациент с эндокринопатией – это загадка, раскрыть ее и помочь человеку, в этом и заключается миссия врачей-эндокринологов. Я благодарна ЭНЦ за возможность получить бесценный опыт в лечении больных с эндокринными нарушениями в условиях воздействия на организм коронавируса», - рассказала Анастасия Шевэ. Анастасия родилась в Париже, но жить и работать предпочла в России.

Врач-ординатор Анастасия Шевэ - французская подданная, спасает российских граждан и мечтает работать в НМИЦ эндокринологии

Врач-ординатор Анастасия Шевэ - французская подданная, спасает российских граждан и мечтает работать в НМИЦ эндокринологии

Фото: Иван МАКЕЕВ

Секунда - и больному начнет поступать спасительный кислород.

Секунда - и больному начнет поступать спасительный кислород.

Фото: Иван МАКЕЕВ

Здесь спасают людей.

Здесь спасают людей.

Фото: Иван МАКЕЕВ

Рисунки на стекле на выходе из «красной зоны». Девушки в комбинезонах так просто вас не отпустят! По крайней мере, пока не будут уверены, что заразы с вами нет.

Рисунки на стекле на выходе из «красной зоны». Девушки в комбинезонах так просто вас не отпустят! По крайней мере, пока не будут уверены, что заразы с вами нет.

Фото: Иван МАКЕЕВ

Санитарка Евгения Осипова после смены.

Санитарка Евгения Осипова после смены.

Фото: Иван МАКЕЕВ

Бригада приемного отделения желает здоровья. И не попадать в больницу.

Бригада приемного отделения желает здоровья. И не попадать в больницу.

Фото: Иван МАКЕЕВ

ИНТЕРВЬЮ

Анна Попова, главный санитарный врач России, - о борьбе с пандемией: Мы выиграли время. Теперь важно удержать результат

Руководитель Роспотребнадзора ответила на вопросы обозревателя «Комсомольской правды» Александра Гамова (подробности)