Экономика

Мир после пандемии: какие магазины разорятся, а какие выживут

Обозреватель «КП» Александр Милкус обсуждает будущее розничной торговли с директором Центра конъюнктурных исследований Вышки Георгием Остапковичем
Экономика обвалится, предприятия разорятся, жизнь остановится… Такие прогнозы слышны сейчас постоянно.

Экономика обвалится, предприятия разорятся, жизнь остановится… Такие прогнозы слышны сейчас постоянно.

Фото: Михаил ФРОЛОВ

Продолжаем серию публикация о том, каким будет мир после пандемии коронавируса. Мы уже интервью о том, какие профессии выживут, а что уйдет в небытие и как после принудительного перехода на дистанционное образование изменятся наши школы - «Мир после пандемии: будут ли школы обеспечивать не учебниками, а компьютерами»

Сегодня – третья часть. Экономика обвалится, предприятия разорятся, жизнь остановится… Такие прогнозы слышны сейчас постоянно. А что и как будет на самом деле после окончания эпидемии и в период затяжного экономического кризиса? Об этом я расспросил директора Центра конъюнктурных исследований НИУ ВШЭ Георгия Остапковича.

Правда, Георгий Владимирович по поводу апокалипсических прогнозов лишь хмыкнул. Его видение не самой простой ситуации оказалось сдержанно оптимистичным (если таким образом можно оценить наше будущее).

Нечто подобное уже было

- То, что сейчас происходит, уже было, но с различными причинами и силой негативных последствий для экономики и населения. Это и 1998 год, и 2008-2009 годы, и трансформационный кризис начала 90-х годов.

То есть мы в принципе понимаем, как будут вести себя люди, и как - предприятия. Как правило, в начале, когда приходит кризис, люди начинают делать импульсивные крупные закупки. Они понимают, что сейчас все продается пока по старым ценам, которые потом вырастут. И торговля в первые дни живет достаточно комфортно.

Наша торговля за последнюю неделю продала чуть ли не 20 дневный запас отдельных номенклатур товаров и продуктов (гречка, консервы, моющие средства).

Но это в поколенческая модель потребительского поведения. В основном покупки делают бебибумеры – это люди, которые родились сразу после Великой Отечественной, и следующее поколение «Иксы» – это родившиеся в 60-е годы. Они основную часть жизни прожили в условиях товарного дефицита СССР, особенно позднего. Поэтому идут в магазин и закупают впрок. Следующие поколения - поколение Z и поколение миллениалов не проявляют такой активности, они покупают только жизненно необходимые товары.

Глухая сберегательная оборона

- А что дальше будет с розничной торговлей?

- Еще неделю-две, может быть, они будут жить в достаточно комфортных условиях, у них будут покупать товар по старым ценам. Потом население уйдет в глухую сберегательную оборону. Сегодня не только нефтяные цены упали. Произошло падение национальной валюты. И люди понимают, что через два-три месяца начнется рост цен практически на всё. И в этот период товарооборот розницы может существенно уменьшиться. Я говорю о рознице в обычных, как теперь говорят, в оффлайновых магазинах.

Многие люди перейдут на приобретение товаров удаленно, то есть, на онлайн-торговлю. Уже сейчас и поколение Z, и миллениалы большую часть того, что им необходимо, покупают по интернету. И это ослабит объем продаж крупных супермаркетов. Кроме того, продажи будут происходить в ближайших к дому торговых точках.

Впрок теперь закупать вряд ли будут. Крупные и дорогие товары длительного пользования на время выйдут из товарооборота.

Автомобили, мебель, бытовую технику – не покупаем

- Можно ли говорить о том, что часть отраслей просто вымрут? Например, производство мебели, строительство?

- С точки зрения деловой активности спад будет наблюдаться во всех видах экономической деятельности. Естественно, произойдет заметное падение спроса на товары и услуги. На мебель, на стройматериалы, на автомобили, на бытовую технику. Даже на продовольствие из-за минимизации в подобные периоды своей привычной потребительской корзины.

Конечно, какие-то компании разорятся. Но у нас в любом виде деятельности есть три категории бизнеса. Есть высокоустойчивые. Это предприятия, у которых высокая финансовая база, приличная рентабельность. Есть средние предприятия, которые в зависимости от конъюнктуры рынка идут то вверх, то вниз. А есть низкий уровень.

По данным Росстата, в целом по экономике сегодня около 30% предприятий убыточны. Они финансово нерентабельны. Они не смогут выдержать конкурентную борьбу.

Фактически мы сейчас входим в зону рецессии, и, возможно, в дальнейшем – в фазу финансово-экономического кризиса.

Как бы это ни было цинично, но вполне вероятно, что эта группа слабых, неконкурентных предприятий уйдет с рынка. Уйдут предприятия, которые создают зачастую ненужную и некачественную продукцию. В принципе это не так страшно, так как через созидательное разрушение экономика может выйти на позитивную траекторию роста. Тут проблема, конечно, не в банкротстве этих предприятий прежде всего, а в потере работы занятых в них сотрудников.

Не беда если мы меньше произведем в этом году башенных кранов, турбин или ракет с танками. Мебель и другие товары длительного пользования на время перейдут в категорию отложенного спроса, когда наступят более-менее нормальные времена, люди их купят.

Все рыночные экономики проходят четыре фазы: рост, бум, спад и рецессия. Обязательно после которой начнется экономический рост, потом бум, и мы наверняка выйдем на темпы роста 3- 4% Однако без рецессии и кризисов не функционирует рыночная экономика – это еще говорили отцы основатели современной экономики - Адам Смит и Дэвид Риккардо.

Беда в том, что люди останутся без работы.

Многие люди перейдут на приобретение товаров удаленно, то есть, на онлайн-торговлю.

Многие люди перейдут на приобретение товаров удаленно, то есть, на онлайн-торговлю.

Фото: Михаил ФРОЛОВ

Первыми подорожают алкоголь, табак, деликатесы

- Какой новый рынок мы получим? В чем будет его отличие после стагнации? Торговля уйдет в онлайн? Предприятия посадят большинство клерков на удаленку?

- Это долгий процесс. Конечно, онлайн будет развиваться. Но сейчас на самом деле его доля в розничной торговле минимальна. И в ближайшие годы в нашей стране он не перекроет офлайн. Даже близко не подойдет к объемам офлайн. Москва – это государство в государстве, здесь совершенно другие процессы проходят. По ним нельзя делать вывод по России. Это продвинутая территория и экономически высококонкурентная агломерация, в которой действительно пойдет онлайн, в которой развиваются различные позитивные управленческие схемы. Но Россия-то не стоит на одной Москве, люди живут везде.

Сетевые магазины не разорятся. У них очень гибкие схемы. Они обладают большой линейкой товара, могут маневрировать ценами. Крупный ритейл сможет удержать цены на продукты питания первой необходимости. Отбивать маржу он будет на люксовых и премиум продуктах. Условно, на ликероводочных, на табаке, на красной рыбе, на деликатесах и др.

Люди не бросят сетевиков. У них продукция может быть даже дешевле, чем в магазинах у дома.

То есть, ситуацию в торговле я вижу на примере латинской буквы U. Cейчас пойдет резкий спад, потом – дно, а потом торговля, вслед за экономикой и возможным компенсационным ростом доходов населения, начнет восстанавливаться.

Жизнь в онлайн

- Мне все-таки кажется, что структура продаж изменится. Интернет-магазины одежды сейчас осваивают виртуальные примерочные. Сфотографировался - и приложение тебе подберет размер и фасон. И покупки идут из регионов. Там ведь выбор в оффлайновых магазинах хуже, а цены выше.

- У нас большой объем продаж формируется в офлайне по регионам. В том числе, например, Дагестане, Ингушетии, Калмыкии, где продажи онлайн пока находятся на низком уровне. Интенсификация этого процесса займет неопределенное время. А в ближайшие год-два-три-четыре галопирующего подъема онлайн торговли я бы не ожидал. Разве что продажа продуктов питания будет способствовать этому процессу.

А через десять лет вообще поменяется менталитет торговли. Физиологически уменьшится поколение бебибумеров и иксовиков, которые отовариваются впрок по принципу n+1.

На потребительский рынок выйдут пассивные поколения Z и миллениалы, которые живут в аренде, в жизненном каршеринге. Они не занимаются покупками брендов, они не покупают впрок. Для них главное – впечатления, а не покупка товара. Они будут покупать то, что им жизненно необходимо, не более того.

В моем понимании, катастрофы в торговле не произойдет. Да, чем дольше будет продолжаться негативная экономическая турбулентность и коронавирусная атака, тем дольше будут происходить различные структурные перестроения не только в экономике, но и в торговле. Но массово пропадать они не будут. Наш предприниматель – самый предприимчивый предприниматель в мире.

Я регулярно слежу за результатами предпринимательских опросов в странах ОЭСР. Так вот в этих странах, если на бизнес оказывается избыточное административное и регуляторное давление и меняются правила игры, часть предпринимателей сразу же уходят с рынка или переходят в более ликвидный вид деятельности, например, финансовое посредничество.

Наши предприниматели стоят до конца, как гвозди. Они все время находятся в регуляторном тренинге, для них все время меняют правила игры. Причем, во время самой игры. Они найдут оптимизационные схемы. Уйдут в неформалку, минимизируют налоги. За два-три месяца найдут управленческое решение. Но это только финансово устойчивые предприятия. Неэффективные слетят с рынка. Главное, чтобы люди, которые заняты на этих предприятиях, не пропали. Люди, занятые в розничной торговле, как правило, не обладают высоким уровнем образования, знаниями и компетенциями и им крайне сложно будет найти новую работу. Например, квалифицированный айтишник, работавший на обанкротившемся предприятии, перейдет дорогу и устроится в другую организацию. Зачастую люди, работающие в розничной торговле, являются основным источником дохода для своей семьи. Естественно, вся семья в случае потери дохода основного кормильца может опуститься ниже черты прожиточного минимума, за который последует рост уровня бедности в стране с сегодняшних 13% до примерно 20% как в Индии.

Конечно, развитие подобных событий необходимо предотвратить. Решение возникших проблем зависит не только от человека, но и в первую очередь от помощи государства в финансовой поддержке населения, создание дополнительных рабочих мест, переквалификации людей. Нужно помнить, что именно люди и технологии создают мировую экономику. Правительство разных стран и их соответствующие министерства и ведомства только регулируют экономику, но не производят продукцию, не строят, не торгуют, не перевозят грузы и не оказывают услуги.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Мир после пандемии: какие профессии выживут, а что уйдет в небытие

Пандемия рано или поздно закончится (лучше бы пораньше!). Экономический кризис тоже не вечен. Но тряхнуло весь наш земной шарик вполне ощутимо. Коронавирус, падение цен на нефть, снижение деловой активности – все это приводит к тому, что наша жизнь в довольно короткий срок заметно изменится. Сейчас чуть ли не каждый первый эксперт словно мантру повторяет фразу «Мир уже не будет прежним». Да, не будет. Но каким он будет? (подробности)

Мир после пандемии: будут ли школы обеспечивать не учебниками, а компьютерами

Эпидемия агрессивного коронавируса уже принципиально изменила нашу жизнь. Но самое интересное – как нынешние перемены повлияют на наше будущее уже после того, как пандемия завершится. Потому что часть процессов в обществе, прежде развивавшиеся медленно и осторожно, поневоле получили бурный толчок. А некоторые процессы проявились вообще, на первый взгляд, неожиданно. Но и для них, оказывается были предпосылки. (подробности)