Телевизор

Прощание с Одессой

В соцсетях дружно обругали «Одесский пароход» - фильм по рассказам Михаила Жванецкого
Фильм «Одесский пароход» поставлен по рассказам Михаила Жванецкого

Фильм «Одесский пароход» поставлен по рассказам Михаила Жванецкого

Фото: кадр из фильма.

Вроде все на месте – ах, Одесса, старая Одесса; и Жванецкий - тот самый, любимый, лично благословивший, и лучших актеров щедрая россыпь - это же надо, даже Муравьеву уговорили, а что-то не то. Ну не то.

«Выключил через 10 минут».

«Я вытерпела 6».

Это люди пишут в соцсетях. И не только «профессиональные одесситы», из понауехавших – их уже не устроит ничто и никогда, просто потому, что их прошлого уже не вернуть, а вообще, кажется, все. При этом ощущение, что все дружно ломанулись «Одесский пароход» смотреть – истосковались по чистому, настоящему, истерзанные «Голубым огоньком» и «Новогодним парадом звезд».

Потому что сейчас все ненастоящее, а раньше же было, было. «Когда мы жили плохо, но хорошо» - это эпиграф из фильма, это про 1970-е сказано, про которые Михаил Жванецкий все это и сочинил.

А сейчас, видимо, живем хорошо, но плохо. Шпроты на стол прямо в банке, как в «Иронии судьбы…», уже не ставим – эка невидаль, шпроты-то, мы их и в будни едим, если захотим, а уверенного, крепкого счастья, как тогда, нет.

Нам ведь кажется сейчас, что тогда оно было.

И кто виноват? Известно, режиссер Сергей Урсуляк. Не разобрался, не допонял, опошлил. Даром, что кино про Одессу же недавно снял. Ох и икает, должно быть, Сергей Владимирович в эти новогодние дни.

Режиссер Сергей Урсуляк - автор знаменитого телефильма "Ликвидация".

Режиссер Сергей Урсуляк - автор знаменитого телефильма "Ликвидация".

Фото: Борис КУДРЯВОВ

Эксплуатировать ностальгию по советскому прошлому, превратить ее в коммерчески успешный продукт придумали, как известно, Леонид Парфенов и Константин Эрнст в 1995 году, и тогда это называлось «Старые песни о главном». Так вот: по прошествии 25 лет это больше не работает. Ну нет сил уже ностальгировать. Обностальгировались. И поэтому, когда кто-то особо наивный публикует в соцсетях ссылку на новость о том, что в Англии якобы перешли на советскую систему образования, как непревзойденную во всем мире, над ним ржут уже даже в «Одноклассниках» (в России есть одна частная школа, где взаправду используют советские учебники, но клинические случаи тут рассматривать не будем).

Но теперь даже «Старые песни…» не те. Тут в постновогодье пустили в ночном повторе, и знаете, что? Сегодня это смотрится довольно уныло. Чисто технически телевидение ушло далеко вперед – это даже смонтировано плохо. Сценарий, оказывается, дурацкий. Одна радость - все такие еще молодые. Киркоров - задорный мальчуган.

Но вернемся же к «Пароходу».

Одессой мы перекормлены по самое не могу. Успех давнишней «Ликвидации» того же Урсуляка тому виной. И не только Одессой, культом советского прошлого вообще. И режиссер, чувствующий мир куда тоньше, чем мы все, понимает это как никто другой.

Он не просто экранизировал рассказы Жванецкого - он приправил их остроироническим соусом. Пусть по-доброму, но спародировал наше коллективное отношение к прошлому. Вдобавок безжалостно ткнул зрителя в очевидное: это все мираж, этого давно нет. Нельзя, нельзя так долго жить и питаться миражом.

Все это – в «межрассказье». Во-первых, советский певец, олицетворяющий всех советских звезд эстрады, в исполнении Тимофея Трибунцева. Его герой поет вроде бы всерьез - ах,

какие тогда были песни! - но при этом его образ более чем комический. Поет и буквально по святому ногами.

В основу фильма легли рассказы одного из самых знаменитых одесситов - Михаила Жванецкого.

В основу фильма легли рассказы одного из самых знаменитых одесситов - Михаила Жванецкого.

Фото: Борис КУДРЯВОВ

Во-вторых, и это самое выпуклое, сквозной лейтмотив - хор пожилых тетенек и дяденек, исполняющий советские хиты, которые тогда пели, конечно же, куда более молодые люди. Время, оно вообще безжалостно. И хорошо бы об этом помнить.

Наконец, финал, когда появляется Автор и все кажется, что он вот-вот что-то скажет. Но он ничего не говорит и просто уходит из одесского дворика со своим портфелем; появляются рабочие, разбирают декорации, камера летит все выше, и становится ясно, что это и не дворик вовсе, а «Мосфильм» какой-нибудь, вон уже на горизонте символом современности маячат небоскребы «Москва-сити».

Сергей Урсуляк нежно, боясь обидеть, предлагает понять и простить – себя, других, свое прошлое и, не отказываясь от него, жить все-таки собой настоящим. Хор из всех-всех актеров, принимавших участие в съемках, с энтузиазмом поет финальную песню, но вдруг их становится не слышно, они просто открывают рты. И Автор все уходит и уходит.

Нет ведь давно такой Одессы.

А мы и высотки «Москва-сити» есть. И Жванецкий есть, дай Бог ему здоровья.

Урсуляк придумал тончайший «выход на катарсис», который многие просто не увидели, выключив фильм через 6-10 минут. Приняв происходящее на экране за буквальную, не слишком остроумную экранизацию Жванецкого. И зрителя понять можно: он вскормлен такой телепродукцией, которая не способствует ожиданиям от ящика чего-то прекрасного.

Между тем «Одесский пароход» выложен в бесплатный доступ на сайте канала «Россия 1» – посмотреть можно в любое время. Мне кажется, этот фильм достоин второго шанса.