2019-12-08T18:24:32+03:00

Так что же такое путинизм? И сохранится ли он после Путина?

Что за «долгое государство» построил наш президент? Кто такой «глубинный народ»? И чего ждать после 2024 года? Об этом «КП» поговорила с заместителем заведующего кафедрой политической теории МГИМО Даниилом Пареньковым
Поделиться:
Комментарии: comments551
Когда Путин строил эту страну, он что-то брал от всех русских моделей понемногу. Фото: Алексей Дружинин/ТАССКогда Путин строил эту страну, он что-то брал от всех русских моделей понемногу. Фото: Алексей Дружинин/ТАСС
Изменить размер текста:

СЛЕДУЮЩИЙ ПОСЛЕ ПЕТРА И ЛЕНИНА

- Владислав Сурков в своей статье «Долгое государство Путина» описывал несколько моделей нашей страны: государство Ивана Третьего, Петра Первого, Ленина и Путина. Что такое путинская политическая машина?

- Она создана для настоящего, для нынешних запросов - мировых и внутренних. Когда Путин строил эту страну, он что-то брал от всех русских моделей понемногу. Это амбиции внешнеполитические, как у Петра Первого. Вспомните мюнхенскую речь Путина 2007 года. Он вернул то чувство гордости на международной арене, которое в 90-х куда-то ушло на второй план. От Советского Союза перешла социалка — льготы, забота о пенсионерах, бесплатное образование и медицина. Это воплотилось в майских указах. В глобальных нацпроектах и стройках.

- А чем «государство Путина» отличается от других формаций?

- Первое – его соответствие веяниям и духу эпохи. Все вышеназванные четыре государства сменяли друг друга из-за изменяющихся реалий жизни. СССР пришел на смену устаревшей монархии. Так и путинская система пришла на смену ленинской модели — между ними было «смутное ельцинское время».

Второе - никогда еще человек - от Калининграда и до Чукотки - не был настолько включен в единую страну, как сейчас. Наши люди прекрасно знают, что это все одна страна, внутри нее работает одна политическая система, которая преследует общие цели внутри и на международной арене. И все ощущают себя одним народом. Процесс, который в 19 веке по Европе был запущен – формирование национальных государств, – он в России сейчас вышел на какой-то новый уровень.

В путинской системе нет места тем, кто пытается собственные бизнес-интересы поставить выше задач государства, - от правительства до мэров городов. Второе - Путин постоянно говорит: не нужно кормить народ сказками о счастливом будущем. Помните, Путин процитировал писателя Пелевина: строили коммунизм, а в итоге Олимпиаду провели в 80-м. Вот это отражает логику путинизма. Не нужно строить светлое будущее, жертвуя ради этого настоящим.

- Это значит, если не поддерживаешь Путина, ты не можешь быть во власти?

- Главное, ты должен поддерживать Россию. Можно по-разному относиться к Путину, но ты обязан действовать в интересах страны. Россия, конечно, больше Путина. Но сложно представить себе сейчас другого политика, который бы олицетворял интересы России в большей степени.

- Сурков пишет, что путинская политическая машина находится на точке старта. Что ее ждет впереди? И как долго она может просуществовать?

- Путинская модель в начале пути, она продолжит развиваться. Не хочется ставить временные ограничения этому государству — мы же все в нем живем. Это стабильный и эффективный проект, который переживет Путина и нас. В 90-е у нас было политическое болото, в котором кое-как кто-то выживал. Путин это болото осушил, как Петр Первый место под Санкт-Петербург. И на этом болоте построил функционирующую политическую систему. Он вернул власть государству. Но у нас в стране еще хватает проблем. И нужно отладить все механизмы, чтобы их решить. Потом – настраивать систему исполнять интересы людей: создавать настоящее, а не будущее.

Выступление Владимира Путина в Мюнхене 10 февраля 2007 года. Фото: Дмитрий Астахов/ТАСС

Выступление Владимира Путина в Мюнхене 10 февраля 2007 года. Фото: Дмитрий Астахов/ТАСС

ТРАМП КОПИРУЕТ

- Как путинизм оценивают в мире?

- Путин взбудоражил умы политиков по всему миру. Просто величиной своей фигуры — ведь и слово «путинизм» к нам пришло с Запада впервые возвратила себе возможность вновь экспортировать смыслы. Мир устал от той модели, которую продвигали США. Запад смотрит на путинизм с опаской. Но думает, что можно было бы себе позаимствовать.

- Америка копирует путинизм потихоньку?

- Эти смыслы точно поймал Трамп. И победил на выборах. Он отчасти скопировал нашего президента. И избирателю это понравилось. Поэтому Трамп так симпатичен людям в России. Он противник, да, но разделяет многие ценности, которые близки нам. Или вот еще - европейцы видят, что их правительство может обсуждать, как провести газ в одну деревню. А в это время Путин занимается большими мировыми делами. И это их подкупает.

ЧТО БУДЕТ ПОСЛЕ

- Но у нас в России люди ругаются: «Вы идете в Сирию, Африку, Украину! Почему не займетесь именно газом и водопроводом в русском поселке!» Это же минус системы. Может, нужно восстанавливать империю. Но и о простых людях нельзя забывать. Народ ощущает себя брошенным.

- Это ошибка - брать под одну гребенку внутренние и внешние дела. Провести водопровод в деревню не отменяет того, что нужно заниматься мировой политикой. Мы зажаты в геополитические тиски. Китай зовет дружить нас против Америки. Америка приглашает дружить против Китая. Задумка путинской системы такова, что она призвана обращать внимание на эти каждодневные проблемы простых людей. Но пока связь между властью и народом не работает на полную мощность. Например, политические партии должны быть «государевым ухом». Но они с этим справляются не в полной мере. Эта система связи народа и власти будет и дальше отстраиваться.

- Без сильного лидера страна начинает рушиться, как карточный домик. Так было при Николае Втором и Горбачеве. Если в системе путинизма убирается сильный лидер, она тоже рухнет? Вот в 2024 году, по действующим законам, президент сменится. Продолжится ли путинизм без Путина во главе?

- Путинская система так устроена, что ее нельзя свести к фигуре только главы государства. Все политические институты подчинены интересам России. И никто не должен пытаться бороться за свою личную власть. Масштаб фигуры Путина в том, что он смог эту систему запустить. Но после того, как система запущена, я убежден, что она обладает достаточным запасом прочности и гибкости для того, чтобы и с уходом Путина продолжать функционировать достаточно эффективно.

Движение вперед продолжится вне зависимости от результатов выборов в 2024 году.

Трамп отчасти скопировал нашего президента и победил на выборах. Фото: GLOBAL LOOK PRESS

Трамп отчасти скопировал нашего президента и победил на выборах.Фото: GLOBAL LOOK PRESS

НЕ ЦИРК

- 20 лет мы живем под руководством Путина. Для «глубинного» народа (опять же термин Суркова) есть президент, а вся остальная власть – от правительства до Госдумы — сливается в какую-то невнятную бюрократию при президенте.

- Есть функциональное разделение. Каждая из ветвей политической власти отвечает за свои задачи. Перед ними президентом ставятся конкретные цели. Путин как ключиком заводит власть, говорит: вот мы движемся туда. И дальше он и вся политическая система следят, чтобы эти задачи выполнялись.

- А кто-то пытался эту систему изменить? Ухватить побольше власти?

- Периодически изнутри звучат какие-то голоса. Можем вспомнить спикера Госдумы Вячеслава Володина, который недавно предлагал повысить роль Госдумы, поставив правительство в зависимость от парламента. Но все быстро затихло. Такие идеи моментально вымываются самой системой. Потому что они – угроза для всей конструкции, построенной президентом.

- В 90-е годы сенаторы могли выступать против ельцинских предложений. В Госдуме кипели жаркие споры. Теперь — тишь да гладь. Сами думцы признаются, что живут, как солдаты в казарме. Разве споры и дискуссии не помогают власти избегать ошибок?

- Да, депутаты шли против Ельцина. Но через них ведь олигархи грызлись с государством за власть. Дебаты и споры нужны. Но они не должны превращаться в политический цирк, который мы наблюдали в 90-е. Когда Жириновский все споры должны решаться в рабочем порядке, а не в рамках политического шоу. Например, через согласительные комиссии.

- У этой медали две стороны. Мы видим чиновников, как из инкубатора. Они говорят бюрократизмами, в них нет жизни. Людям на них скучно смотреть. Поэтому доверяют разным популистам от оппозиции.

- Нужна ли большая яркость политическому языку в России? Да, нужна. Но нужна не только для того, чтобы критиковать. Надо ярко и сочно объяснять те правильные шаги, которые делает власть. Система таких спикеров приобретет на своем пути. Тут важна работа партий. Почему они не выдают мощных и интересных политиков?

- А у нас возможна независимая оппозиция при путинизме?

- России не хватает второй мощной партии. Слово «оппозиция» как-то испорчено в нашей стране. Как писал Сурков, нужна вторая нога, на которую политическая система может опереться, когда первая затекла. Пока такой партии в России нет. Думаю, она появится. Скорее всего, не сама по себе. Это будет какой-то очередной проект сверху, потому что его просто системе не хватает. И это тоже станет достройкой путинизма в России.

НЕ ВОЗЬМУТ ЛИ ВЛАСТЬ СИЛОВИКИ?

- Еще одно обвинение от несистемной оппозиции – власть держится на силовиках. Любого неугодного можно взять и отправить за решетку.

- Соглашусь с Сурковым: у России такая специфика – нельзя показывать слабость государства. У нас много врагов. Россия не выживет без силовиков. Государство должно принуждать нарушителей играть по правилам. Да, где-то есть показательная жесткость. Но внутри самой системы много механизмов, которые не дадут силовикам перетянуть одеяло на себя.

- Подождите, но что мешает силовикам контролировать власть? Раз прийти они могут хоть к чиновнику, хоть к депутату?

- Первое - надо понимать, как устроены силовики в России. Там есть несколько разных центров влияния, которые уравновешивают друг друга. Второе – силовики вкручены в общую путинскую модель, где у каждого свои функции и задачи. Если кто-то один попробует вырваться вперед, это вызовет недовольство у остальных винтиков этой политической машины. И третье – это приведет к недовольству нашего «глубинного народа».

СПОСОБ УСЛЫШАТЬ «ГЛУБИННЫЙ НАРОД»

- Сурков пишет: «Глубинного государства в России нет, оно все на виду, зато есть глубинный народ». Что это за «глубинный народ»?

- Думаю, глубинный народ – это сама Россия. Глубинный народ — это те, кто радовался возвращению Крыма.

- Получается, «глубинный народ» в представлении либералов – молчаливое большинство, которое никогда не пойдет против власти.

- Мне не близка идея, что народ в России спит и никогда не проснется. Власть хорошо понимает, как важна обратная связь от россиян. Только пошли не в том направлении, народ это дает знать. Через соцсети, через соцопросы, через сайты с жалобами, через письма власти. Ну, и прямое общение с главой государства. Разговоры Путина с населением – это не для красивой картинки. Президент определяет болевые точки, чтобы на них вовремя реагировать. Все эти каналы связи, конечно, в будущем станут дорабатываться, чтобы быть чувствительнее. Вообще вся политическая система Путина строится на доверии народа к власти.

- Но доверяют-то кому? Путину. Но не правительству, не депутатам.

- Народ в России традиционно доверяет армии, церкви и главе государства. Почему? Это три таких значимых элемента вот этих непреходящих ценностей. Они объединяют государства Ивана Третьего, Петра Первого и Путина. Это ориентация на национальные интересы и на независимость страны на международной арене. Пока государство сильное, народ его уважает и любит. Этого не понимают критики со стороны Запада и нашей оппозиции.

Глубинный народ – это сама Россия. Глубинный народ — это те, кто радовался возвращению Крыма. Фото: Евгения ГУСЕВА

Глубинный народ – это сама Россия. Глубинный народ — это те, кто радовался возвращению Крыма.Фото: Евгения ГУСЕВА

ВОЗМОЖНО ЛИ ВОЗВРАЩЕНИЕ МОНАРХИИ

- С приходом Путина разрушение России было остановлено. Люди боятся, что когда не будет Путина, все это запустится с новой силой.

- Убежден: этого не случится. Путинизм способен надолго сохранить целостность страны - это один из аспектов его привлекательности. Да и проблема распада России перед нами в ближайшие десятилетия не стоит. Потому что мы себя ощущаем одним народом. В 90-е годы Россия была раздроблена, ее рвали на части. Регионы готовились разбежаться кто куда. Сейчас такого нет. В будущем станут успешны те политики, которые продолжат начатое Путиным движение. Отказаться от того, что мы смогли построить за все последние годы, вот тот самый глубинный народ никогда не даст.

- Насколько мы сейчас при путинизме близки к монархии? Может быть, нам уже пора перестать играть в демократию?

- Для России это все-таки пройденный этап. Это государство, которое осталось у Петра Первого. Конечно, какие-то модели мы оттуда скопировали. Например, сильная фигура лидера. Но путинская Россия существует сейчас, а не в 18 веке. И если объявить монархию – в нее никто просто не поверит.

СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ

Как Брежнев стал лучшим правителем СССР

00:00
00:00

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также