Происшествия

Траурные мероприятия в память о погибших над Синайским полуостровом прошли в Санкт-Петербурге

31 октября 2020 года исполнилось ровно пять лет с тех пор, как в Египте взорвался самолет «Шарм-эль-Шейх – Санкт-Петербург» с 224 россиянами на борту
На борту рейса 9268 было 224 человека. Никто не выжил.

На борту рейса 9268 было 224 человека. Никто не выжил.

Фото: Олег ЗОЛОТО

Хмурым утром 31 октября к Серафимовскому кладбищу в Санкт-Петербурге спешили родные и близкие тех, кто был ровно пять лет назад в числе 224 пассажиров и членов экипажа рейса «Шарм-эль-Шейх – Санкт-Петербург». Здесь, на Серафимовском, под мемориалом «Сложенные крылья», захоронены человеческие останки, опознать которые не помогла даже генетическая экспертиза…

За пять лет родных жертв рейса 9268 стало на 41 человека меньше. Все эти годы семьи собираются у «Сложенных крыльев» и на ежемесячных панихидах в Троице-Измайловском соборе. Вот и сегодня многие из них приехали к мемориалу после службы, которая началась в 07:14 – ровно в то время, когда в небе над Синаем прогремел роковой взрыв.

«ЖИЗНЬ ПРОДОЛЖАЕТСЯ»

Под моросью и березами, плачущими желтой листвой, собралось около сотни человек: родных погибших, представителей властей, родственников пострадавших и погибших в других терактах – например, в теракте в метро Петербурга. Представители МЧС традиционно пришли к мемориалу с корзиной цветов: в самолете была спасительница Эльвира Воскресенская, которая не сумела, увы, спасти от тяжелой доли скорбеть своих родителей и супруга, также сотрудника МЧС.

Все эти годы семьи собираются у «Сложенных крыльев» и на ежемесячных панихидах в Троице-Измайловском соборе.

Все эти годы семьи собираются у «Сложенных крыльев» и на ежемесячных панихидах в Троице-Измайловском соборе.

Фото: Олег ЗОЛОТО

– Недавно мы достроили дом с комнатой, где должны были поселиться наши дети, – признался Анатолий Пульянов – отец Романа Пульянова, который летел из Египта вместе с невестой Татьяной Мокиевской. – Жена заключила мировое с «Ингосстрахом» (сам я продолжаю участвовать в международном суде), на эти деньги мы купли машину и отправились в Крым – по местам, где отдыхали с Ромой. Лариса (супруга – Прим. ред.) стала крестной мамой, я тоже скоро станут крестным отцом. Так что детки у нас есть... Жизнь продолжается.

Траурное мероприятие на Серафимовском в этом году отличалось от предыдущих: слезы родные жертв теракта роняли не в платки, а в медицинские маски.

У мемориала собрались десятки человек с цветами и фотографиями погибших близких в руках.

У мемориала собрались десятки человек с цветами и фотографиями погибших близких в руках.

Фото: Олег ЗОЛОТО

– Эта страшная трагедия врезалась в нашу память и будет в ней всегда, – сказал скорбящим семьям вице-губернатор Санкт-Петербурга Олег Эргашев. – Самое страшное, что до сих пор мы не знаем, кто виновен: ведется расследование кровавого дела, и виновные должны понести наказание. Губернатор Петербурга направил письмо в Следственный комитет. Мы всегда будем рядом с вами, всегда будем помогать. Можете на нас рассчитывать.

Слова поддержки родным погибших передал и глава городского парламента Вячеслав Макаров.

– Мы осознаем, что никакие слова не смогут стать утешением для тех, чьи близкие стали жертвами бесчеловечных убийц – международных террористов. Мы также понимаем, что организаторы теракта преследовали лишь одну цель – поселить страх в сердцах людей, подавить их мужество, волю к сопротивлению, разъединить и подчинить целые народы, – отметил Макаров. – И мы верим: их замыслы никогда не воплотятся в жизнь. Россия всегда будет стоять на позиции жесткой и бескомпромиссной борьбы с терроризмом и его проявлениями в мире.

«НЕ МОЖЕМ МОЛЧАТЬ»

К литие на Серафимовском дистанционно присоединились 29 городов трех стран мира. Чтобы произнести в молитве все 224 имени, отцу Сергию Кубышкину – настоятелю строящегося храма в память о погибших – понадобилось больше пяти минут.

– Даст бог, следующую службу 31 октября мы проведем в храме памяти погибших, который строится на берегу Матисова канала: завтра там пройдет первое в его истории богослужение, – сказал отец Сергий. – Все мы стали одной большой семьей, объединенной горем. И все мы поддерживаем друг друга.

Директор фонда «Рейс 9268», мать погибшей Эльвиры Воскресенской Ирина Захарова подчеркнула: та боль, которую чувствуют родные погибших, понятна только им, – и дай бог, чтобы таких людей не становилось больше.

– Мою дочь и 223 остальных пассажиров и членов экипажа А321 просто убили. Это не было случайностью: они оказались заложниками! – зарыдала Ирина Евгеньевна. – Не думайте, что о нас помнят: о нас забыли. Что такое рейс 9268, уже приходится напоминать даже в высоких кабинетах. Прошу правительство города: мало помнить, нужно создать условия, при которых мы доживем своей век – горький, страшный, одинокий – достойно. Мы не можем молчать! Египет нужно заставить признать теракт, виновные должны быть наказаны.

Первое богослужение состоится в храме и социальном центре уже завтра.

Первое богослужение состоится в храме и социальном центре уже завтра.

Фото: Олег ЗОЛОТО

– Нас забыли, – подтвердила Надежда Михайловна Садовская, которая потеряла в небе над Синаем дочь, зятя и правнучку (семья Голенковых). – В интернете пишут: «Так это из-за вас мы не можем теперь отдыхать в Египте!»…

«НЕТ ТАКОГО СЛОВА»

Траурные мероприятия продолжились в Ленобласти. Около полудня на Румболовской горе у мемориала «Сад памяти», где в память о погибших на борту А321 детках зеленеют 25 елочек, начался митинг.

– Наша акция – протест против террора, надежда на то, что люди мира не допустят разрастания этого преступного безумия, – прозвучало со сцены.

Под мемориалом «Сложенные крылья» захоронены останки, опознать которые не помогла даже генетическая экспертиза.

Под мемориалом «Сложенные крылья» захоронены останки, опознать которые не помогла даже генетическая экспертиза.

Фото: Олег ЗОЛОТО

Гостем митинга стал губернатор Ленобласти Александр Дрозденко.

– Терроризм не случайно называется явлением с нечеловеческим лицом: фантики не ценят жизнь, для них нет чести и совести, – отметил он. – Самое главное, что есть для нас, – это память, которую мы будем хранить вечно. Она – это то, что мы противопоставляем негодяям, которые совершили этот страшный поступок.

У плит с 224 именами собрались десятки человек с цветами и фотографиями погибших близких в руках. Была среди них и Оксана Федорова – москвичка, потерявшая в Египте родителей – Аллу и Александра Радлевич.

Ирина Захарова потеряла в небе над Синаем дочь.

Ирина Захарова потеряла в небе над Синаем дочь.

Фото: Олег ЗОЛОТО

– Пять лет назад в этом часу в такую же субботу у нас появился новый страшный статус: мы стали родственникам погибших в террористическом акте, – сказала Оксана. – Пять лет прошли очень быстро. Жизнь – нет, она не останавливалась, но она стала другой. Очень тяжелой. Все это время мы выживаем, существует во имя живых и погибших близких. Мамы нашего рейса стали такими маленькими, такими худенькими… Когда погибают родители, ребенок становится сиротой. Когда уходит муж или жена, человек становится вдовцом или вдовой. А когда родители хоронят своих детей – нет такого слова. Потому что это бесчеловечно.

К литие на Серафимовском дистанционно присоединились 29 городов трех стран мира.

К литие на Серафимовском дистанционно присоединились 29 городов трех стран мира.

Фото: Олег ЗОЛОТО

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Пять лет с авиакатастрофы над Синайским полуостровом: «Время просто оголило нашу боль»

Семьи 224 погибших продолжают скорбеть. Расследование теракта на борту самолета A321, следовавшего из Шарм-эль-Шейха в Санкт-Петербург, продолжается (подробности)

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ:

Экипаж и пассажиры рейса «Когалымавиа». Виртуальная доска памяти